Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

25.08.2014  
  Эксперт ,  
 

«Премиальный для нас — внутренний рынок»


 
 

Генеральный директор ОАО «Казаньоргсинтез» Фарид Минигулов

Генеральный директор ОАО «Казаньоргсинтез» Фарид Минигулов — о влиянии западных санкций на работу предприятия, решении сырьевой проблемы и ситуации на рынке полимеров

Крупнейший в России производитель полиэтилена ОАО «Казаньоргсинтез», объединяющий семь тесно связанных технологически заводов, всегда подчеркивал, что экспортирует свыше четверти объема производства химической продукции. Однако в этом году основным рынком сбыта для предприятия стал рынок внутренний. И дело не в западных санкциях. В декабре 2013 года из-за пожара был остановлен завод «Ставролен» в Буденновске (входит в состав группы «ЛУКойл-Нефтехим»), способный выпускать свыше 300 тыс. тонн полиэтиленов низкого давления (ПНД) в год. Образовавшийся дефицит полиэтилена на внутреннем рынке обернулся скачком цен, что позволило «Казаньоргсинтезу» увеличить поставки потребителям в России — с выгодой для себя. Неудивительно, что именно это направление сбыта генеральный директор компании Фарид Минигулов называет «премиальным».


Из сложившейся ситуации «Казаньоргсинтез» планирует извлечь максимум. Во-первых, в компании рассчитывают не только на рост выручки (в последние годы она не сокращалась ни разу), но и на рост чистой прибыли — по итогам прошлого года она упала до 2,1 млрд рублей (что, впрочем, понятно: годом раньше, в 2012-м, на рынке была похожая на нынешнюю выгодная ситуация). Во-вторых, стоит задача снизить размер долговой нагрузки. В прошлом году компания погасила крупнейшему кредитору — Сбербанку — более 4 млрд рублей, сократив кредитный портфель с 19,5 млрд до 15,1 млрд. На этот год планы погашения скромнее, но, как подчеркивают в компании, все будет выплачиваться строго по графику.

Контрольный пакет акций предприятия, построенного 55 лет назад и занимающего территорию 420 га, с 2003 года принадлежит группе компаний ТАИФ (блокирующий пакет у правительства Республики Татарстан). Последние десять лет под крылом нового собственника «Казаньоргсинтез» активно обновляется и расширяется. Практически на 100% были модернизированы работавшие еще с советских времен производства полиэтилена низкого давления (что позволило увеличить выпуск со 197 тыс. до 510 тыс. тонн в год) и этилена (с 430 тыс. до 640 тыс. тонн в год). А также построено два новых завода — по выпуску бисфенола-А (мощностью 70 тыс. тонн продукции в год) и производимых из него поликарбонатов (мощность — 65 тыс. тонн в год). Примечательно, что поликарбонаты никто в России, кроме «Казаньоргсинтеза», не производит. Из готовой продукции — поликарбонатных гранул — делают автомобильные фары, оптические линзы, СD, фильтры для крови, а также листы для остекления зданий и теплиц, для производства высокопрочных многослойных стекол. Еще один вид продукции, который можно «пощупать руками», — это тоже гранулы, но из полиэтилена. Из них, в свою очередь, на предприятии делают, например, пластиковые трубы, применяемые в системах водоснабжения и канализации.

Но в целом завод в Казани, являясь промышленным гигантом, производит химические «полуфабрикаты». С 2013 года «Казаньоргсинтез» реализует программу по стабилизации и повышению надежности производства стоимостью 6 млрд рублей, рассчитанную на четыре года. По сути, ведется тонкая настройка процессов, запущенных в рамках первой и самой масштабной программы модернизации: технологий производства этилена, полиэтиленов высокого и низкого давления, а также поликарбонатов. Сейчас планируется строительство новой двухкамерной печи пиролиза (контракт заключен весной этого года с французской Technip), работающей на этановом сырье; создание новой установки получения водорода и модернизация установки обессоленной воды для производства этилена. В результате мощности должны вырасти на 50 тыс. тонн (в дополнение к 560 тыс. тонн этилена в год, которыми располагает компания).

Однако для дальнейшего роста производства необходимо решить сырьевую проблему. Исторически «Казаньоргсинтез» в части поставок углеводородного сырья технологически тесно связан с другими российскими заводами, которые сегодня, в отличие от времен плановой экономики, принадлежат разным собственникам. Так, основные объемы этана идут с Оренбургского ГПЗ (принадлежит «Газпрому»), пропана и бутана — с предприятий СИБУРа. О том, как будет решаться вопрос с дефицитом основных газов, а также о нынешнем положении дел на «Казаньоргсинтезе» мы беседуем с генеральным директором компании Фаридом Минигуловым.

«Наши партнеры в Европе все прекрасно понимают»

— Давайте начнем с санкций. Они уже отразились на деятельности предприятия?
— Пока нет, но мы готовимся. На данном этапе санкции больше касаются документального оформления. Наши контрагенты, прежде всего поставщики импортного оборудования и запчастей к нему, просто требуют дополнительных документов. Опять же — не они сами даже требуют, а такие требования к ним выдвигают государственные органы, в основном Германии и вообще стран ЕС. Им нужны документы, сертификаты, подтверждающие, что закупаемая нами продукция не двойного назначения, что ее нельзя использовать для производства военной техники. Но, к счастью, на сроках поставки и запчастей, и оборудования это пока не сказывается. Что касается, допустим, импортных компонентов, которые мы используем в химическом производстве — специальные масла, катализаторы и так далее, — то в этом сегменте пока никаких проблем не возникло.

— То есть вы спокойны? И ничего критичного, даже в самом худшем случае, не прогнозируете?
— Нет, ничего. Хотя определенные неудобства, естественно, мы уже испытываем. Особенно в части сложного, динамического оборудования — к нему запчасти нужны оригинальные, изготовленные самим производителем. Благодаря тому, что мы провели масштабную модернизацию предприятия, такого оборудования у нас довольно много. Статическое оборудование — колонны, реакторы, теплообменники — в основном у нас российского производства. А вот динамическое оборудование — то, на которое часто требуются и запчасти, и компоненты, иногда даже замена, — в основном импортное. Это насосы, воздуходувки, вакуумные системы, экструдеры, компрессоры — специфическое, высокотехнологичное оборудование. Его в России не производят, оно закупалось в Европе, Америке, Японии, Южной Корее.

— Но речь не идет о том, что вам могут отказать в поставке какого-то сложного оборудования?
— Пока запланированные поставки идут без задержек. Но если санкции ужесточат, подобные риски могут возникнуть.

— И как вы к этой ситуации готовитесь?
— Изучаем предложения поставщиков из других стран. Есть, к примеру, Япония, там выпускают динамическое оборудование хорошего качества. Есть, в конце концов, Китай, который тоже уже вышел на приличный уровень производства. Есть Корея. Иными словами, варианты замены существуют.

— А внутри России производителей, способных работать на вас, нет?
— К сожалению, пока нет. То есть производители есть, но с оборудованием их производства зачастую возникают проблемы.

— Понятно. А по компонентам для химического производства — с этим в стране тоже беда?
— Мы сегодня закупаем у европейских поставщиков так называемое белое масло. Этот компонент используется при производстве полиэтилена высокого давления. Очень много требований к качеству — пищевые, медицинские допуски. Подобного производства в России пока нет. Есть похожее по технологии, но там недостаточная очистка. Правда, буквально на днях мы получили письмо от «Роснефти» с просьбой выдать им спецификации на «белое масло». Думаю, они серьезно изучают вопрос импортозамещения в этом сегменте. Так что при желании и в этом плане все можно обеспечить за счет внутреннего рынка.
Мы потребляем большие объемы импортных катализаторов. Но в этом сегменте тоже есть возможность замещения — как отечественными катализаторами, так и импортными, не из США или из стран ЕС, а, допустим, из Китая.

— В общем, даже при максимальном ужесточении санкций предприятие не встанет?
— Конечно нет. Все упирается в технологии, которые обеспечивают качество нашей продукции и позволяют ей соответствовать мировым стандартам. Но, если придется, все эти вопросы мы решим достаточно быстро. К сожалению, все эти санкции — политическое решение. Мы общаемся с партнерами, они просто вынуждены подчиняться требованиям своих государственных органов — они все законопослушные. Но неофициально они все понимают прекрасно…

— А что у вас с Украиной? Ведь солидная доля экспорта, до десяти процентов, у вас идет именно в эту страну?
— Поменьше все же, процентов пять мы туда экспортируем. С поставками никаких проблем нет — они продолжаются, и оплата происходит своевременно. И я очень надеюсь, что ситуация не изменится, что все в этой стране успокоится. Ведь то, что там сейчас происходит, переходит все границы разумного.
Тем не менее «Казаньоргсинтез» в постоянном режиме ищет новых клиентов и изучает разные рынки сбыта — и в Таможенном союзе, и в Китае. Там вообще рынок огромный. Другое дело, что на нем действуют другие цены, они там пониже, а потому поставки туда не настолько рентабельны, как в ЕС. Но в качестве запасного варианта мы его всегда в уме держим. К тому же мы продаем напрямую лишь около четверти от объемов выпуска — в основном внутри России. Еще четверть идет через электронную торговую площадку, четверть — через трейдерские компании. Остальное — экспорт. Обычно на него приходилось около 25 процентов. В этом году, правда, внешние поставки снизились, наверное, процентов до 18–19 от объемов реализации. Но экспорт для нас не премиальный сегмент, премиальным всегда был внутренний рынок.


«Казаньоргсинтез» занимает 420 га, на которых действует семь технологически связанных друг с другом заводов

Потолка цены еще не достигли

— Это связано с ситуацией на российском рынке? Как вы ее в целом оцениваете на данный момент?
— Внутренний рынок в части производства полиэтилена низкого давления испытывает дефицит по известным причинам — из-за пожара был остановлен завод «Ставролен» в Буденновске. Сейчас там идет ремонт, планируемый запуск — в начале 2015 года. В связи с этим сильно подскочили и цены на ПНД. Хотя до максимума, которого мы достигали в 2012-м, еще далеко — и вряд ли мы до него поднимемся. А когда «Ставролен» снова начнет поставки, думаю, рынок плавно отрегулирует ценовые вопросы. Дело в том, что подорожание связано не только с недонасыщенностью рынка. Цены еще определяются импортным паритетом — уровень внутренних цен примерно соответствует уровню импорта.

— В этом году в связи с ситуацией на рынке импорт вырос?
— Да, правда, не так резко, как в 2012 году, когда на рынке была аналогичная ситуация. Но посмотрим, осень покажет. Дело в том, что мы в сентябре встанем на плановый капремонт, производство полиэтилена низкого давления остановим. Плюс еще встанет на ремонт этанопровод, который связывает нас с Оренбургом. Так, конечно, ежегодно происходит, но… Будем разгружать склады.

— Каковы с учетом всего этого ваши прогнозы роста выручки и чистой прибыли?
— В прошлом году по сравнению с годом 2012-м цены на наш основной продукт — полиэтилен — упали. Но мы нарастили объемы производства и тем самым сумели компенсировать падение цен. В этом году, думаю, ситуация будет очень похожа на 2012-й. Выручка — на уровне 50 миллиардов рублей. Вот по чистой прибыли я бы сейчас прогнозов не давал — лучше это делать в ноябре. Но все же рассчитываю, что будет не меньше 4,5 миллиарда рублей.

— Будете продолжать снижать кредитный портфель?
— Досрочно мы вряд ли будем гасить кредиты. Дело в том, что 2015-й для нас будет сложным в плане обязательных платежей: в марте мы должны погасить евробонды на 100 миллионов долларов. Поэтому кредиты Сбербанку будем гасить в плановом порядке. Думаю, по итогам 2014 года долг снизим на два миллиарда. Фактически в соответствии с графиком. Цель рассчитаться по долгам перед нами, естественно, акционерами поставлена. Но важнее финансовая устойчивость. Так что будем платить по обязательствам так, как выгоднее.

— Вы так аккуратно делаете прогнозы, несмотря на то, что в этом году ситуация на внутреннем рынке вам благоволит. Считаете, цены уже достигли потолка?
— Нет, я прогнозирую небольшой скачок осенью. Но не думаю, что цена скакнет до 100 тысяч рублей за тонну, как было в 2012-м. И сейчас уже высокие цены — около 80 тысяч. Мы приложим все усилия, чтобы выше 85 тысяч рублей за тонну они не поднялись. Как? Предприятие сегодня нагружено настолько, насколько это возможно. К сожалению, есть определенная нехватка по сырью. Мы хотели бы еще больше загрузить мощности.

— Какой в этом году в итоге прогнозируете рост производства?
— Не очень большой, на уровне трех-четырех процентов. Виной всему дефицит сырья.

Нужны дополнительные источники сырья

— С сырьем у вас ведь исторически существуют проблемы. Как вы их решаете?
— Пока ситуация выглядит достаточно стабильной. «Газпром» поставляет нам газовое сырье из Оренбурга — в основном этан. Часть получаем мы, часть идет в Салават («Газпром нефтехим Салават», предприятие в Республике Башкортостан. — «Эксперт»). Тут проблем нет — «Газпром» поставляет нам столько, сколько может, закрывая наши потребности по этану на две трети, это более 300 тысяч тонн в год. Еще треть нам закрывает «Татнефть» — более 100 тысяч тонн в год. Из Нижнекамска по этиленопроводу мы получаем около 180 тысяч тонн этилена.

— А в глобальном масштабе сырьевой вопрос можно закрыть раз и навсегда?
— Можно. Мы прорабатываем различные проекты. Нужны дополнительные источники сырья. Сырье в стране есть. Вопрос в инфраструктуре — как его доставить к нам. Варианты также понятны — либо по трубопроводу, либо по железной дороге, либо даже автомобильным транспортом. Все эти вопросы мы прорабатываем, решаем, готовим. Есть газоперерабатывающие заводы, на которых можно выделять этан в качестве сырья и по трубопроводу поставлять сюда. На том же Оренбургском ГПЗ можно нарастить производство этана. И задача наращивать производство этилена, других олефинов, мономеров и в конечном счете полимеров на «Казаньоргсинтезе» перед нами поставлена. Думаю, года через два, когда мы снизим нашу долговую нагрузку, начнем реализацию следующей программы модернизации производства, цель которой — довести выпуск полимеров с 700 тысяч до 1 миллиона тонн в год. Мы, конечно, ориентируемся на газовое сырье. Но рассматриваем и другие варианты, например нефтяное сырье.

— А что это?
— Нефть, прямогонный бензин, газовый конденсат. Альтернативы есть всегда. Опыт Нижнекамска (предприятие «Нижнекамскнефтехим», также входит в состав Группы компаний ТАИФ. — «Эксперт») показывает, что и из жидкого сырья можно эффективно производить продукт. Но газовое сырье всегда выгоднее. Мы однозначно начнем строить новое производство, вероятнее всего, это будет пиролиз. А вот на каком сырье — предстоит решить. Углеводороды в любом случае станут основой.

— Существуют ли планы по выпуску конечной продукции?
— В силу своего размера мы ориентированы на производство базового продукта — полимеров — для выпуска уже конечных продуктов широкого профиля. Хотя, к примеру, мы серьезно смотрим на рынок полиэтиленовых труб низкого давления. Этот рынок растет, хотя и сильно подвержен сезонному фактору: прокладка труб начинается, как правило, весной и заканчивается осенью. Сами по себе и рынок потребления труб, и общий объем, и география их использования увеличиваются постоянно. Я полагаю, это происходит из-за того, что городские программы реконструкции систем водоснабжения и канализации принимаются повсеместно. И мы рассчитываем, что в этом сегменте все будет стабильно — коммунальные системы в любом случае будут реконструироваться.

— А рынок технических газов вам неинтересен?
— В основном такие газы мы используем для внутреннего потребления. Но небольшое количество продаем. Около 1–1,2 тысячи тонн кислорода, примерно 200 тонн жидкого азота и около 100 тонн аргона в месяц. Для нас это побочное производство, и наращивать его объемы мы не планируем. Более того, в перспективе мы не исключаем перевода этого направления на аутсорсинг — сегодня многие крупные предприятия так поступают.

— «Казаньоргсинтез» компания глобальная. Зачем вы идете в Госсовет Татарстана?
— Есть масса вопросов, которые касаются не только предприятия. Прежде всего вопросы инфраструктуры. К примеру, работаем совместно с коллегами из «Нижнекамскнефтехима» по восстановлению трубопровода с Ямала, который смог бы обеспечить сырьем — в первую очередь широкой фракцией легких углеводородов, ШФЛУ, — практически все химические предприятия Поволжья. Это достаточно дорогостоящий проект, но по трубе транспортировать такое сырье все-таки экономически оптимально не только для Татарстана, но и для всего нефтехимического кластера на Средней Волге. Статус депутата даст возможность участвовать в определении промышленной политики республики, в законотворчестве. Плюс элементарная поддержка промпредприятий на государственном уровне.