Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

31.03.2016  
  Реальное Время,  
 

Фарид Минигулов, «Казаньоргсинтез»: «Еще на 15-20% мы могли бы увеличить загрузку своих производств»


 
 

«Казаньоргсинтез» в конце прошлого года принял стратегию дальнейшего развития. К 2020 году планируется нарастить выручку до 100 млрд рублей, к 2025 году – до 125 млрд рублей и довести производство этилена до 1 млн тонн. Почему дальнейшее развитие нефтехимического предприятия невозможно без решения сырьевого вопроса, какие задачи поставлены в новой стратегии развития компании, и почему мировые санкции не сказываются на деятельности одного из крупнейших нефтехимических предприятий России. Об этом в интервью «Реальному времени» рассказал генеральный директор ПАО «Казаньоргсинтез» Фарид Минигулов.

Производственная эффективность

— Фарид Гертович, российский рынок полиэтилена по итогам 2015 года не только сохранил производство, но и нарастил его. У «Казаньоргсинтеза» также произошел рост по всем основным показателям. А чистая прибыль увеличилась в 3,2 раза до 19,296 млрд рублей. Можно сказать, что год сложился для компании неплохо.

— Год сложился для нас хорошо: действительно, заработали рекордную прибыль и выручку. У нас было удачно завершено несколько крупных проектов – запустили новую печь пиролиза, линию компаундирования полиэтилена низкого давления Завода по производству и переработке полиэтилена низкого давления (ПППНД). По результатам работы в 2015 году акционеры получат хорошие дивиденды. Стабильная работа во многом была обеспечена благодаря поддержке наших акционеров – группы компаний «ТАИФ», по настоянию которых мы выполнили программу по повышению надежности энергоснабжения. К примеру, у нас значительно сократились остановки производства, которые происходят из-за прекращения подачи энергии.

— Вы говорите о БАВРах – устройствах быстродействующего автоматического ввода резерва, которыми оборудованы подстанции?

— Да. Результаты ранее проведенной модернизации мы в полной мере ощутили в 2015 году. Сейчас фактическое время переключения питания в случае нарушений во внешней сети электроснабжения не превышает 70 миллисекунд. Мероприятия по повышению энергоэффективности за последние три года принесли компании экономический эффект в 500 млн рублей. «Казаньоргсинтез» ставит перед собой задачу довести этот показатель до 1 млрд рублей уже в самое ближайшее время.

— Большая работа по повышению энергоэффективности проведена. Что еще предстоит?

— Объем работы еще достаточно большой. У нас уже принята новая программа мероприятий по повышению надежности электро- и теплоснабжения технологических линий и оборудования ПАО «Казаньоргсинтез» на 2016-2020 гг. Программа включает 127 мероприятий и оценивается более чем в 3 млрд рублей.

— Насколько велика роль роста цен на продукцию «Казаньоргсинтеза» в достижении таких высоких финансово-экономических показателей?

— Это один из основных факторов. Но не главный. Дело в том, что стоимость сырья, которое мы получаем, растет пропорционально стоимости нашей продукции. Это параллельный процесс. Такая формула взаимоотношений заложена с нашими поставщиками сырья – «Газпромом», «Татнефтью».

— Переработчики полимеров в течение всего прошлого года поднимали вопрос о слишком высоких ценах на продукцию нефтехимических предприятий Татарстана – «Казаньоргсинтеза», «Нижнекамскнефтехима». По их словам, такое дорогое сырье им просто невыгодно перерабатывать.

— Нам тоже повышают цену на сырье. Но мы стараемся снизить издержки, расходные коэффициенты, энергопотребление.

—По итогам 2014 года «Казаньоргсинтез» значительно сократил экспорт из-за возросшего внутреннего спроса. В 2015 году доля экспорта вновь выросла?

— Да, сейчас он вновь вырос примерно до 20% от общего объема продукции. Это стандартный объем.

— Выросли за счет поликарбоната?

— Нет, поликарбонат мы продаем в основном в России. Экспорт увеличили по органическим продуктам, полиэтилену.

«Наличие сырья – самый главный для нас вопрос»

—По поводу сырья. Когда президент РТ Рустам Минниханов приезжал открывать новые производства в декабре 2015 года, он говорил, что «Казаньоргсинтез» будет заниматься диверсификацией сырьевого обеспечения. Получается, что долгосрочный 10-летний контракт с «Газпромом» не закроет полностью потребности завода по этану?

— Для более устойчивого положения, чтобы стать более эффективным, «Казаньоргсинтезу» необходимо увеличить производство этилена и, соответственно, полиэтилена и других производных этилена процентов на 50. Построить новое производство – проблем нет. Но нет дополнительных объемов сырья – этана. Ни у «Газпрома», ни у «Татнефти». Диверсификация сырья подразумевает поиск других источников для производства этилена, использование не этана, а, к примеру, пропана или нафты. У каждого вида сырья есть своя специфика, стоимость, экономика. Тем не менее, если перед нами стоит задача нарастить производство, нужно искать источники сырья.

— Вы уже определились с технологией и лицензиаром?

— Есть направления, по которым мы движемся. Они довольно интересные, привлекательные. Пока прорабатываем вопрос. Скоро, думаю, определимся, куда и как нам дальше двигаться. Это будет следующий этап развития «Казаньоргсинтеза».

— Речь идет о создании нового производства этилена? Какие сейчас существуют эффективные технологии получения этилена?

— Как всегда, пиролиз. Есть разные варианты классического пиролиза, модифицированного пиролиза. Эти технологии сильно различаются по объему капиталовложений, производительности, себестоимости.

— И это все не российские технологии?

— Не российские.

— Решение о выборе технологии получения этилена будет принято в этом году?

— Да. Наличие сырья – самый главный для нас вопрос.

Следующий этап

— Новая стратегия развития «Казаньоргсинтеза» до 2020 года и в перспективе до 2025 года включает и создание собственного производства бензола, необходимого для производства фенола и ацетона. Уже понятно, по какой технологии будет производиться бензол?

— С бензолом уже виден путь, по которому можно идти дальше, и мы двигаемся по нему. В ближайшем будущем создадим собственное производство. Это будет совместный проект с «ТАИФ-НК» с его сырьем. Часть производства разместится в Нижнекамске, часть – у нас. В результате «Казаньоргсинтез» полностью обеспечит себя бензолом, уйдет от сырьевой зависимости, а «ТАИФ-НК» получит продукт для дальнейшей переработки. Такая вот кооперация, синергия.

— Стратегия дальнейшего развития «Казаньоргсинтеза» планирует освоение производства каких-то принципиально новых продуктов?

— Это конструкционные полимеры, полимеры специального назначения – оргстекло, эпоксидные смолы, полиамиды, лавсаны. Большая часть их в России не производится. Можно полностью закрыть потребности страны по этим полимерам. По сути, это политика импортозамещения. Специальные конструкционные полимеры – это, конечно, не экзотика, но таких производств в мире не так много, а потребность в них большая. Для «Казаньоргсинтеза»создание таких производств – возможность использовать наш опыт, наши знания по работе с пластиками. У нашего предприятия имеется целый пласт грамотных специалистов в этой области.

— Когда могут появиться эти производства?

— Мы этот вопрос прорабатываем. К концу лета стоит задача выйти на более детальное описание процесса производства пластиков. И эту задачу мы выполним.

— Давайте все-таки конкретизируем: это дело 2020 или 2025 года?

— Может быть и 2020 год, и 2025 год. Если прямо сейчас начинать стройку, к 2020 году можем построить новое этиленовое производство, модернизировать и увеличить производство полиэтилена. Это первоочередная задача. Для всех новых производств нужно сырье. А этилен – главный источник этого сырья.

— Производство конструкционных полимеров – перспективный проект по импортозамещению. А сейчас «Казаньоргсинтез» производит какую-то импортозамещающую продукцию?

— Мы и так производим продукцию, которую, если бы мы не делали, пришлось бы завозить из-за рубежа. Это импортозамещение, или нет? Если говорить о каких-то новых продуктах, в 2016 году их не появится.

— В прогнозных финансовых показателях «Казаньоргсинтеза» на 2016 год заложен не такой большой рост, как по итогам 2015 года. Почему? Из-за нехватки сырья?

— Пока мы находимся в ситуации, когда мы ограничены по сырью. И даже не можем до конца загрузить свои производства. Процентов на 15-20 мы могли бы еще увеличить загрузку производства.

— В прошлом году в рамках плана основных инвестиционных мероприятий на 2013-2016 гг. по стабилизации деятельности и максимальной загрузке производственных мощностей были реализованы 2 больших проекта. В 2016 году планируется запуск новых производств?

— В этом году таких масштабных проектов не будет. Но ожидаю, что стартуем с проектом бензола, определимся по проекту этилена.

— То есть в этом году будете организационными вопросами заниматься?

— Скорее, инвестиционными решениями.

«Проблемы возникают не с санкциями, а с курсом рубля»

— «Казаньоргсинтез» модернизирует производство и запускает новые мощности, при этом использует западные технологии и оборудование. Как строится сотрудничество с западными компаниями в плане технологий, оборудования на фоне санкций? Возникают ли проблемы с поставкой зарубежного оборудования?

— Нет. Закупаемая нами продукция не двойного назначения, ее нельзя использовать для производства военной техники. Поэтому проблем с поставками не возникает. Можно сказать, что принципиально санкции на нашу деятельность не влияют. Проблемы больше возникают не с санкциями, а с курсом рубля.

— Но курс рубля не влияет на кредитную нагрузку «Казаньоргсинтеза». В прошлом году компания успешно погасила евробонды на 100 млн долларов. Кому вы сейчас должны и сколько?

— У нас остается кредит Сбербанка. До 2018 года мы должны его погасить. Сейчас осталось порядка 10 млрд рублей.

— Для реализации масштабной стратегии развития планируются заимствования?

— Конечно. Без этого не обойтись. Потребуются довольно серьезные суммы.

— И сколько примерно?

— Пока не могу назвать. Многое зависит от того, какую конфигурацию дальнейшего развития производства мы примем.

— С прошлого года в России действует налоговый маневр. В начале прошлого года вы говорили, что это нововведение может стать большой проблемой для российских нефтяников, нефтепереработчиков и нефтехимиков. Сейчас уже можно сделать выводы, какие предприятия наиболее пострадали от налогового маневра?

— Я ожидал более худшего влияния налогового маневра на нефтехимическую отрасль. Этого, к счастью, не произошло. Но можно совершенно четко сказать, что это влияние ощутили нефтяники и нефтепереработчики. Маневр сказался в первую очередь на инвестициях нефтяников в нефтепереработку.

— Получается, у «Казаньоргсинтеза» серьезных проблем, кроме сырьевой, не имеется?

— Да, сырье – наша главная проблема. Но перед нами стоят и другие задачи. Это повышение эффективности, снижение экологической нагрузки, модернизация производства. Чтобы на предприятие не могли повлиять никакие кризисы.

— В кризис многие крупные предприятия заявили о сокращении персонала или о введении неполной рабочей недели…

— Нет, ничего подобного мы не планируем. А с учетом того, что мы будем создавать новые производства, количество рабочих мест мы будем только увеличивать.