Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

28.04.2006  
  Коммерсант, А. Ахмадуллина  
 

Роберт Ханнанов: «Наш бензин дешевым не будет»


 
 

В 1997 году руководством Республики Татарстан было поддержано предложение ОАО «ТАИФ» о широкомасштабной модернизации существующего НПЗ, принадлежащего ОАО «ТАИФ», и строительстве нового завода по переработке тяжелой нефти. К реализации этих планов «ТАИФ» приступил немедленно, начав своими силами модернизацию существующего завода и строительство дополнительных установок – битумной, КГСД (Комплекс гидроочистки средних дистиллятов) и висбрекинга. Их завершение планировалось на 2000-2001 гг. Для строительства нового завода по переработке тяжелой нефти было зарегистрировано ОАО «Нижнекамский НПЗ» (ННПЗ) с участием ОАО «Татнефть» (63% акций), ОАО «Нижнекамскнефтехим» (25%), ОАО «ТАИФ» (7,5%) и других акционеров.
В 2000 году для ускорения обеих программ развития нефтепереработки РТ (по предложению «Татнефти» использовать их мощный инвестиционный потенциал) завершение строительства дополнительных установок и нового завода было передано в ОАО «ННПЗ». Планировалось закончить новый НПЗ к 2005 г, однако цель не была достигнута. Исходя из этого, Правительство РТ летом 2005 года приняло решение развитие существующего завода поручить его собственнику в лице ЗАО «ТАИФ-НК» с возмещением всех затрат «Татнефти» и «Нижнекамскнефтехима» на строительство дополнительных установок. А строительство нового, более мощного завода было поручено непосредственно дочерней компании «Татнефти» в лице ОАО «ННПЗ», из состава которой вышел «ТАИФ».
Об особенностях нефтеперерабатывающего бизнеса, об амбициозных планах развития предприятия на ближайшее будущее в интервью журналу «ВЕСТИ» рассказал гендиректор «ТАИФ-НК» Роберт Ханнанов.

Первичный передел
-- Осенью прошлого года правительство Татарстана приняло решение о строительстве нового нефтеперерабатывающего завода в республике. В то же время было принято решение о продаже ЗАО «ТАИФ-НК» уже построенного «Нижнекамского НПЗ» (ННПЗ), хотя контрольный пакет акций был у «Татнефти». За что «обидели» «Татнефть»?
-- «Татнефть» в Республике Татарстан при всем желании никто не может обидеть. Во-первых, «Татнефть» - один из главных элементов гарантии экономической безопасности бывшего СССР. С «Татнефти» фактически началась советская промышленная нефтедобыча, здесь формировалась отечественная нефтяная школа с серьезной научной базой и техническими ресурсами. Во-вторых, в новейшей истории России практически все мощные нефтяные компании были созданы, в основном, на базе разведанных и работающих производств «Татнефти». В-третьих, сегодня «Татнефти» доверена добыча природного богатства республики – черного золота, которое является одним из основных стержней экономики и гарантией стабильного развития Республики Татарстан. А это очень большая ответственность, о которой знает каждый гражданин республики.
Ваш вопрос вызван недостатком у СМИ информации об истинном положении дел в нефтепереработке в Татарстане. Дело в том, что ОАО «ННПЗ» никогда не было собственником своего имущества, поэтому говорить о контрольном пакете этой компании бессмысленно, причем акции и сейчас остались у «Татнефти». А само имущество этого юрлица находилось в собственности трех основных акционеров – «Татнефти», «Нижнекамскнефтехима» и «ТАИФа» и сдавалось ими в аренду «ННПЗ». «ТАИФ» владел самим НПЗ (не путать с юрлицом – ОАО «ННПЗ»), а построенными дополнительно к нему установками висбрекинга, битумной и КГСД владели «Татнефть» и «Нижнекамскнефтехим». Разговоры по формированию нового уставного капитала не перешли в практическую плоскость, так как фактически не было ни одного предложения на эту тему. Это одна из причин.
Вторая причина в том, что мы построили Завод по производству автобензинов. Сырьем для него является вакуумный газойль, получаемый на вакуумном блоке нашего завода, который находился в аренде у ОАО «ННПЗ». То есть не было логики в том, чтобы, забрав завод первичной переработки нефти, на которой держатся дополнительно построенные установки, оставить их без загрузки.
Кроме этого, в Татарстане есть Программа развития нефтехимического и нефтеперерабатывающего комплекса республики до 2010 года, согласно которой было принято стратегическое решение, заключающееся в том, что в республике, добывающей около 30 млн. тонн нефти, логично и правильно иметь два завода, перерабатывающих по 7 млн. тонн. И это будет переработка только половины добываемой нефти на территории Татарстана.
Позиция республики – чем больше мы перерабатываем здесь нефти, получаем конечные продукты, полупродукты, тем больше добавленная стоимость, а это наша налогооблагаемая база, и в конечном итоге –пополнение российского бюджета, в том числе и бюджета Республики. Экономика Татарстана – во многом определяется имеющейся на территории республики нефтехимическими производствами. Вся суть президентской программы в том, что при наличии собственной нефти и собственных химических предприятий, надо максимально обезопасить себя от возможного дефицита сырья, добиться стабильности в его обеспечении. Естественно, нужно развивать свою нефтепереработку, гарантировав бесперебойную работу «Нижнекамскнефтехима» и «Казаньоргсинтеза». За счет нефтехимии объем валовой продукции Татарстана планируется увеличить в 4 раза. А с учетом колебания цен на нефть объем продукции в нефтедобыче может увеличиться всего лишь на 15-17%. Есть ведь разница!
-- В прессе проходила информация, что понесенные затраты «Татнефти» составили 12 млрд. рублей, а оценена ее часть имущества при выкупе вами доли компании в ННПЗ в 9 млрд. рублей.
-- В целом 12,6 млрд. рублей – это договорная цена, фактические затраты, по нашим сведениям, значительно ниже, причем битумную установку нужно строить заново. И договорная цена делится следующим образом: 9,2 млрд. – имущество «Татнефти», и 3,4 млрд. – имущество «Нижнекамскнефтехима».
-- Сбербанк недавно открыл кредитную линию «ТАИФ-НК». На какие цели пойдут эти деньги?
-- Для нас Сбербанк РФ является стратегическим партнером. По сведениям, которые я имею, для группы компаний ТАИФ Сбербанком установлен лимит кредитования размером в 2 млрд. долларов. В счет этих лимитов недавно были подписаны кредитные договора для ЗАО «ТАИФ-НК» на $190 млн. и 4 млрд. рублей. Первая реальная работа началась еще по проекту «Казаньоргсинтез». Так что ЗАО «ТАИФ-НК» -- это уже второй шаг в реализации стратегических отношений «ТАИФа» и Сбербанка.
Кредит, выделенный Сбербанком «ТАИФ-НК» -- целевой. Он предназначен как раз для выкупа у «Татнефти» и «Нижнекамскнефтехима». имущества дополнительных установок, построенных в дополнение к нашему нефтеперерабатывающему заводу. В декабре 2005 этот процесс был завершен. Имущество выкуплено и эксплуатируется. В соответствии с договорами оно должно было оплачиваться в течение 18 месяцев, но руководство ТАИФа решило быстрее завершить расчеты с «Татнефтью». Они эти деньги направят на строительство в Нижнекамске нового НПЗ, а мы уже имеем легитимную необремененную собственность в виде дополнительно построенных производственных мощностей НПЗ.
-- Отдельно взятой нефтяной компании выгоднее сегодня экспортировать нефть, чем отправлять ее вам, как переработчику?
-- А у нас наоборот. Мы сегодня покупаем нефть у «Татнефти» по экспортным ценам, причем с предоплатой. И у «Татнефти» нет никаких проблем с транспортировкой нефти на экспорт, ведь мы рядом. «Татнефть», по моему мнению, имеет от сотрудничества с нами колоссальный положительный эффект для своих компаний.
-- Значит, когда «Татнефть» построит новый завод, для вас не возникнет проблемы в сырье?
-- Нет, конечно. Как я уже сказал, из 30 млн. тонн, добываемой у нас нефти, мы перерабатываем всего семь. И потом, кроме нефти «Татнефти» на российском рынке есть и другие свободные ресурсы.
Для поволжского региона есть другая проблема – проблема качества нефти. На территории Татарстана добывается нефть уже более 60 лет. У нас тяжелая (с большим содержанием серы) нефть и добыча каждой тонны дается достаточно трудно. Не сегодня-завтра встанет вопрос качества нефти при ее экспорте, и здесь будет над чем подумать руководству «Татнефти» и «Башнефти». Объемы тяжелой нефти в республиках достаточно большие.
-- Вы считаете, что «Транснефть» закроет доступ тяжелой нефти в трубопровод?
-- Вопрос стоит иначе. Не закроет, конечно. Но фирмы, добывающую легкую нефть, соответственно, имеющую более высокую цену, вправе сказать, что они хотели бы получить за реализацию своей нефти реальную цену. Почему они должны терять из-за того, что их нефть смешивается в трубе с тяжелой нефтью, в результате чего стоимость так называемой марки Urals на мировом рынке меньше. То есть выработается дифференцированный подход к нефтедобытчикам, и мы будем вынуждены доплачивать за то компаундирование, которое происходит в трубе. А в трубе нефть смешивается и усредняется.
-- Есть еще одна сторона вопроса – перерабатывающие мощности наших НПЗ загружены не полностью.
-- Многие российские НПЗ старые и требуют реконструкции. Этим тоже нужно заниматься. Когда наш регион столкнется с проблемой тяжелой нефти и ее качества, это в первую очередь будет проблема региона и компании, которая дислоцируется в этом регионе. Тогда встает вопрос коэффициента или какой-то доплаты, чтобы компенсировать другим производителям за качество нефти. Каждое предприятие будет решать, а не лучше ли переработать эту тяжелую нефть у себя, на собственном НПЗ, получить высококачественные нефтепродукты, реализовать их по нормальной цене как по России, так и за рубежом. И получить более высокий экономический эффект.

Короли бензоколонок
-- В выпускаемой номенклатуре товаров, какая продукция является наиболее рентабельной для вас?
-- С декабря 2005 года наиболее рентабелен для нас вакуумный газойль. Потому что в нашей нефтепереработке самое эффективное звено – производство автобензинов на базе вакуумного газойля. Хотя вакуумный газойль – это достаточно тяжелый продукт, который по всем параметрам находится ближе к мазуту и, к сожалению, очень подвержен ценовым колебаниям. Причем колебания не на десятки процентов, а в разы. И выпуская на основе этого продукта автобензины 80, 92 и 95 – это совершенно другая экономика.
-- А в цифрах рентабельность можно выразить?
-- Не хотелось бы говорить теоретически. Думаю, что мы сможем вернуться к этому разговору, когда с полгода поработает наша установка каталитического крекинга и будет налажено производство товарных бензинов. Сегодня я могу сказать об эффективности нашей нефтепереработки. Есть данные первых двух месяцев. При тех условиях, что покупаем тяжелую сернистую нефть по экспортным ценам (а продукция Завода бензинов еще не вышла на рынок), мы не получим непосильных для нас убытков. Вот вам и ответ – выгодна или не выгодна нефтепереработка. Это только наши первые шаги. Мы считаем это далеко не предел.
-- Бензин какого качества по европейскому стандарту вы будете выпускать?
-- Пока мы будем выпускать товарные бензины качества Евро-2. В первую очередь наша задача – обеспечить топливом Татарстан. Это наш первый этап. С точки зрения потребления нашей республики объем произведенной нами продукции – это 80-85% потребности Татарстана. Так что нам есть над чем работать только в масштабах республики.
-- А как будет налажена система сбыта?
-- На территории Татарстана два основных розничных реализатора – «Татнефть» и «Татнефтепродукт» со своими сетями заправочных станций. На сегодня ТАИФ является акционером и владеет 36% акций «Татнефтепродукта». Мы будем реализовывать свои продукты прежде всего через розничную сеть «Татнефтепродукта». «Татнефть» тоже готова сотрудничать с нами на долгосрочной основе.
-- «Татнефть» будет реализовывать ваш бензин только на республиканском рынке?
-- Нет, в других регионах тоже, где есть ее АЗС.
-- Как бы вы оценили качество вашего бензина?
-- Мы выпускаем продукт, отвечающий всем требованиям ГОСТа, и на этом не останавливаемся. По бензинам будем работать по двум направлениям. Первый – в течение двух лет мы планируем увеличить объем выпуска товарных бензинов - более 1 млн. тонн в год. Второй – поэтапно достичь качества Евро-3, а потом Евро-4.
Повышение эффективности нашей работы – это одно направление. Второе направление – производство битумов. Одно из производств, которое мы купили, установка по производству дорожных битумов – практически не работала, находилась в консервации. Но в 2006 году к сентябрю мы запустим собственное производство товарных битумов, построим установку окисления. В связи с развитием дорожного строительства это востребованный продукт как в Татарстане, так и за его пределами.
Кроме этого, планируем выпускать, пока до конца не определились, или топливо самолетное ТС-1, или ЖЭТ-1 – аналог топлива самолетного, но по сертификатам запада. Для заправки западных компаний. Это тоже к началу сентября. Выпуск этих двух продуктов естественно увеличит эффективность нашего нефтеперерабатывающего завода.
-- Сегодня стоимость и автобензина, и авиакеросина в России находятся фактически выше мировых цен…
-- Как производственник и как коммерсант, я могу сказать, что цена определяется спросом и предложением, а не одним Ханнановым, допустим, или «ТАИФ-НК». Поэтому я не могу сказать, что мы будем выпускать более дешевый бензин и продавать его, например, на 30% дешевле. Цену определяет рынок.
-- До какого момента он будет определять?
-- Я думаю, всегда рынок будет определять. Вот, к примеру, мазут. Еще в сентябре 2005 рынок позволял мазут продавать за 5 тыс. руб. за тонну, а в ноябре рынок диктует уже другую цену – менее 3 тыс. рублей.
-- Но вы ведь тоже участник рынка и тоже в какой-то мере участвуете в формировании цены…
-- На тему рынка, цены на нефтепродукты или любого товара можно очень много дискутировать и не один день. Я как потребитель так скажу. Когда я еще был студентом, произошло первое резкое повышение цен на сигареты и спиртные напитки. Первое эмоциональное восприятие – перестаем курить и пить. Шок прошел, время прошло, курить не бросили, соизмерили доходы и цены на сигареты и сказали себе, можем позволить себе.
-- Да, сейчас есть сигареты и по 7 и по 70 рублей. Выбор большой. Но по бензину-то выбора нет.
-- Давайте порассуждаем, а где предел роста цен. Может сегодня хоть кто-нибудь ответить -- на любом уровне, -- что является пределом цены на бензин или что является пределом цены хлеба. Все привязываемся к уровню благосостояния основной массы наших граждан. Если покупатель перестанет покупать бензин, перед всеми производителями встанет вопрос о том, чтобы цена стала нереальной.
-- Хорошо, частник может пересесть на общественный транспорт, а сельхозпроизводители? Пахать-то все равно надо.
-- Можно переходить на альтернативные виды топлива. Газ сегодня в два раза дешевле. На 1 литре сжиженного газа можно проехать столько же километров, сколько на 1 литре бензина. И сегодня для многих бюджетных предприятий это выход.
-- Как вы думаете, правительство может предпринять какие-то меры для снижения цены на бензин?
-- В моем понимании нужно начинать с добычи углеводородного сырья. Я сам еще недавно работал заместителем гендиректора «Татнефти». Вы посмотрите, какими налогами облагается нефть. Формирование цены начинается отсюда. Государство должно определится или через акцизы, через прямые фиксированные налоги будет изымать деньги и прибыль у добывающих компаний. Или найдет другую форму перераспределения доходов. Это уже политика государства. Сколько раз «Татнефть» и «Башнефть» выходили с предложениями о дифференцированном подходе! Если обводненность скважин «Татнефти» достигает больше 80%, условия добычи намного тяжелее, этот налог должен быть дифференцированный. Поэтому сегодня нет перерабатывающей компании, имеющей высокую рентабельность. Сегодня нет речи о 100% рентабельности, речь идет о процентах.
Каким образом создалась высокая стоимость бензина? Это «заслуга» только нефтяных компаний или проводимой государственной политики? А для чего Стабилизационный фонд в таком размере? То есть искусственно создали сверхдоходы, собрали деньги, а на что использовать -- не знаем. Даже мы с вами как граждане просто так деньги в мешке не держали бы. Нашли бы применение этим деньгам. А средства Стабилизационного фонда изъяты у предприятий, и большая часть из них -- деньги нефтяных компаний. Огромная сумма средств не работает. Можно и дальше нагружать нефтяные компании налогами до бесконечности, но, в конечном счете, мы с вами заплатим за дорогой бензин. И дальше по цепочке – любой продукт питания будет дороже. Сейчас дешевле летать самолетами западных компаний, чем российских.
Должна быть политика государства -- на каком этапе изымать деньги. Или гражданин должен покупать дорогую продукцию в которой заложены налоги предприятий или наоборот, ему повышает заработок работодатель и повышается его платежеспособность.
Я не согласен, что сегодня нефтяные компании жируют, для них меньшая цена нефти была бы выгоднее.
-- За счет чего вы могли бы снизить себестоимость вашей продукции, и есть ли такая возможность?
-- Есть такая возможность. Во-первых, за счет ввода новых видов востребованной продукции – битумов и самолетного топлива. Во-вторых, за счет стабильной загрузки наших мощностей. В силу ряда причин в первые месяцы мы достаточно неритмично работали. Есть над чем поработать нашим инженерно-техническим работникам, чтобы увеличить глубину переработки, увеличить выход светлых нефтепродуктов. Мы считаем, что у нас есть поле деятельности для того, чтобы снижать издержки и увеличивать эффективность работы завода.

Эх, налоги – пыль да туман
-- Насколько для вас актуально снижение электро- и теплоэнергии?
-- Для нас 84% стоимости нашей производственной себестоимости составляет стоимость сырья – нефти. А энергетика составляет всего 1,4%. Для нефтеперерабатывающих предприятий самое важное – это стоимость сырья.
-- А какова средняя зарплата на НПЗ?
-- 20 тыс. рублей. Она не намного ниже самой высокой средней зарплаты среди предприятий республики.
-- Сколько человек работает?
-- 1 800 человек. С завершением ввода всех объектов численность достигнет 2 500 человек. Это достаточно компактное предприятие, но высокоэффективное и с большим объемом товарной продукции. На 2006 год мы планируем произвести продукции на 75 млрд. рублей. За два месяца отработки только на базе нефтепереработки мы произвели товарной продукции -- 30% от объемов «Татнефти», ежемесячный объем на 30% выше, чем у «Нижнекамскнефтехима», и в 4 раза больше чем у «Казаньоргсинтеза». В 2006 году мы будем давать объем товарной продукции на уровне 50% «Татнефти», в два раза больше, чем «Нижнекамскнефтехим» и в шесть раз больше, чем «Казаньоргсинтез».
-- Кто основной потребитель вашей продукции?
-- Сегодня наша основная задача -- обеспечить «Нижнекамскнефтехим» сырьем для пиролиза. Это нам выгодно с двух сторон. С одной -- это вписывается в рамки президентской программы по развитию нефтехимии Татарстана. С другой стороны, «ТАИФ» владеет контрольным пакетом акций «Казаньоргсинтеза» и блокирующим пакетом «Нижнекамскнефтехима» (плюс в доверительном управлении находится его госпакет), поэтому наша первоочередная задача обеспечить эти предприятия сырьем. Производство прямогонного бензина мы доведем до 1,5 млн. тонн и давняя мечта руководства республики и руководства «Нижнекамскнефтехима» о том, чтобы не думать, где взять прямогонный бензин, будет осуществлена в апреле с пуском завода по переработке газового конденсата. Обеспечив «Нижнекамскнефтехим» прямогонным бензином, мы сможем увеличить подачу этилена на «Казаньоргсинтез». Это первая часть нашей работы с точки зрения нефтехимического проекта. С завода бензинов мы еще двумя видами продукции обеспечим «Нижнекамскнефтехим» – бутанбутиленовой и пропанпропиленовой фракциями. Суммарный объем – около 160 тыс. тонн в год. Вторая часть – наша республика в течение двух лет будет полностью обеспечена товарным бензином. А следующий этап – чисто коммерческая задача – реализовать свою продукцию, получить больше прибыли в пользу наших акционеров, в пользу коллектива.
-- Как вы считаете, нужен ли нам профицитный федеральный бюджет?
-- С точки зрения рядового гражданина, конечно лучше профицитный бюджет. Когда остается какая-то сумма денег, которую можно отложить впрок или же мы их вкладываем в своих детей. Самое важное -- это образование и воспитание. Чтобы иметь возможность тратить деньги в первую очередь на образование.
-- С вашей точки зрения, какой налог из действующих в России самый вредный?
-- Самый непонятный для нас налог – это налог на добавленную стоимость. Кроме того, что сам налог неэффективен, методология его исчисления не очень корректная. Это в целом для всех предприятий. Для нефтяных компаний – это налог на добычу природных ископаемых.
-- Сегодня идут разговоры об отмене НДС и введения налога с продаж. Это эффективный шаг с вашей точки зрения?
-- Надо иметь в виду, что любая хорошая идея в процессе реализации может извратиться. А в целом налоговое бремя на предприятия надо снижать в моем понимании. Помните, сколько было диспутов вводить и не вводить 13% подоходный налог? В итоге государство не проиграло. Также и с предприятиями. Например, в недавнем прошлом до 50% налогооблагаемой прибыли можно было пустить на развитие и снизить налогооблагаемую базу до 50%. Это была стимуляция, чтобы деньги вкладывались в инвестиции. Отмена этого положения с моей точки зрения была неправильным решением. Понятно желание Минфина собрать как можно больше налогов, чтобы закрыть бюджет. А может, стоит подумать, как создать такие условия, что сегодня, может, и потеряв, завтра собрать в два-три раза больше налогов.

Справка
ЗАО «ТАИФ-НК» (дочернее предприятие ОАО «ТАИФ») создано в 1997 году для реализации проекта по строительству Нижнекамского нефтеперерабатывающего завода (ННПЗ) мощностью 7 млн. тонн нефти в год. Осенью 2005 года «ТАИФ-НК» выкупил у ОАО «Татнефть» и ОАО «Нижнекамскнефтехим» вновь построенные дополнительные установки к НПЗ и теперь является собственником всего нефтеперерабатывающего комплекса. В декабре 2005 года введен в эксплуатацию новый завод автобензинов мощностью 600 тыс. тонн бензина в год. Весной 2006 года планируется запустить производство по переработке газового конденсата мощностью 1 млн. тонн в год.

Справка
Роберт Ханнанов родился в 1952 году в с.Заинск Заинского района ТАССР. Окончил два высших учебных заведения – Казанский инженерно-строительный институт в 1982 году и Академию народного хозяйства в 1989 году. После академии работал главным инженером, а затем заместителем начальника специализированного строительного объединения «Татнефтегазстрой». Затем возглавлял филиал ТАКПО, АО «АРТ», ООО «РАСК». С 1999 года – первый зам. директора ООО «Татнефть-Нижнекамск». Через год занял должность заместителя гендиректора по нефтехимическому производству ОАО «Татнефть». С 2002 года – директор управляющей компании «Татнефть-Нижнекамск» -- зам. гендиректора ОАО «Татнефть» по нефтехимическому производству. С июля 2004 года возглавил ЗАО «ТАИФ-НК». Женат, воспитывает двоих дочерей.