ул.Щапова, д.27, г.Казань
Татарстан, Россия,
420012

Телефон/факс:
+7 (843) 277-94-02

E-mail: bars@taif.ru
www.taif.ru

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

10.03.2015  
  Реальное Время,  
 

Аналитика «Реального времени»: что на самом деле означает оферта «ТАИФа» по ПАО «Нижнекамскнефтехим»? Как исполнение закона обернулось вымыслом о «сделке года» в ведущих деловых СМИ России


 
 

В среду вечером на минувшей неделе пресс-служба ОАО «Связьинвестнефтехим» опубликовала официальное заявление о том, что госкорпорация не рассматривает возможность продажи принадлежащего Татарстану пакета акций ПАО «Нижнекамскнефтехим» – крупнейшего нефтехимического предприятия в Европе. Напомним, о возможной «сделке года» по покупке ТАИФом акций нефтехимического гиганта в течение недели заявил целый ряд крупных, в том числе федеральных, СМИ. Тем временем аналитическая служба «Реального времени» внимательно изучила документы и пришла к кажущемуся коллегам-журналистам парадоксальным, но совершенно очевидному для профессионалов выводу: никакой мега сделки между мажоритарными акционерами ПАО «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ), какими являются ОАО «ТАИФ» (ТАИФ), в лице ООО «Телеком-Менеджмент» (Телеком-Менеджмент), и ОАО «Связьинвестнефтехим» (СИНХ) по продаже подконтрольного Республике Татарстан блокпакета попросту не планировалось.

«Сделка года»
Деловое информационное пространство в эти дни взорвала сенсационная новость: «ОАО «ТАИФ» намерено выкупить ПАО «Нижнекамскнефтехим» за 22 млрд рублей». Поводом к ее появлению стали размещенные на сайте информационного агентства «Интерфакс», а также на сайте ТАИФа 27 февраля сообщения о том, что дочерняя компания холдинга – Телеком-Менеджмент – направила в НКНХ, а через него и всем владельцам акций предприятия, добровольное предложение (публичную оферту) о намерении приобрести более 50 процентов общего количества обыкновенных и привилегированных акций НКНХ, с учетом уже имеющихся во владении.
Коллег понять можно. Объявление о намерении мажоритарного акционера выкупить крупный пакет акций нефтехимического гиганта, тем более в рамках публичной оферты, – незаурядное событие, из серии тех, что происходят не каждый день, а то и год. «Нижнекамскнефтехим» – один из ведущих мировых нефтехимических производителей, выпускающий всю гамму синтетических каучуков, пластиков и другой продукции, без которой невозможно производство в целом ряде стратегических отраслей. Продукцию НКНХ покупают во всем мире – экспортный потенциал предприятия составляет 46 процентов, то есть почти на половину производимой им продукции есть стабильный спрос из-за рубежа. В общем, любые события, связанные с НКНХ, вызывают широкий резонанс, без преувеличения, во всем мире.
Ведущие деловые СМИ оперативно «сделали» из сообщения холдинга выводы о том, что ТАИФ принял решение выкупить все оставшиеся в обращении акции НКНХ, в том числе 25,2 процента акций, принадлежащие государственной корпорации «Связьинвестнефтехим», став единоличным владельцем НКНХ. Причем холдинг якобы решил сэкономить, выкупив акции по цене на 20 процентов ниже «рыночной», взятой из котировок ценных бумаг предприятия, сформировавшихся после (подчеркиваем – после) первоначальной публикации сообщения о направлении Телеком-Менеджментом в конце января публичной оферты в Центробанк. Следом покатилась нагнетаемая «экспертами» волна негатива, которая помимо самого НКНХ и ТАИФа по касательной прошлась даже по властям Татарстана… Почти на половину продукции «Нижнекамскнефтехима» есть стабильный спрос из-за рубежа

Сенсация или фейк?
Аналитическая служба «Реального времени» досконально изучила документы (Федеральный закон «Об акционерных обществах», информацию размещенную на сайтах «Интерфакс» и ОАО «ТАИФ», а также Центробанка и Федеральной антимонопольной службы (ФАС)), и пришла к выводу, что за объявлением добровольной оферты о намерении приобрести акции ПАО «Нижнекамскнефтехим» не стоит ничего, кроме строгого следования компаниями группы ТАИФ букве закона (Глава XI.1. Приобретение более 30 процентов акций открытого общества).
Мы проанализировали хронологию событий. Итак, сообщение о направлении владельцам акций НКНХ публичной оферты о приобретении Телеком-Менеджментом этих ценных бумаг было опубликовано на сайте ТАИФа, а сам текст оферты – в «Интерфаксе», в пятницу 27 февраля. Это значит, что накануне истек отведенный законом срок на предварительное рассмотрение оферты в Центробанке, который наделен полномочиями регулятора рынка ценных бумаг после «поглощения» ФСФР. Срок этот составляет 15 дней, то есть документы в ЦБ поступили в среду 11 февраля (п. 1 ст. 84.9 Федерального закона «Об акционерных обществах»).
Тем временем впервые о существовании публичной оферты стало известно после того, как 26 января на информационном сайте «Интерфакса» было размещено сообщение Телеком-Менеджмент о первоначальном направлении 23 января оферты в Банк России, а впоследствии Центральный банк РФ опубликовал на своем сайте сообщение о направлении 6 февраля, т.е. в пятницу, в адрес Телеком-Менеджмента предписания. Оно гласит, что «Банк России сообщает о направлении в адрес общества с ограниченной ответственностью «Телеком-менеджмент» предписания о приведении добровольного предложения, соответствующего требованиям пунктов 2 — 5 статьи 84.2 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», о приобретении ценных бумаг публичного акционерного общества «Нижнекамскнефтехим» в соответствие с требованиями законодательства Российской Федерации». 12 февраля на «Интерфаксе» было размещено сообщение Телеком-Менеджмент о повторном направлении 11 февраля оферты в Центробанк.
То есть на «приведение добровольного предложения… в соответствие с требования законодательства» у Телеком-Менеджмента ушло… всего лишь пять дней. Причем два из них — выходные. Пожалуй, о каких-то вопиющих нарушениях законодательства речи в этом случае быть не могло – скорее всего, мегарегулятор предъявил компании формальные замечания, которые были оперативно устранены. Это фактически опровергает приводившиеся в некоторых СМИ версии о том, что в документах заявителя были обнаружены какие-то «чудовищные нарушения» норм и положения закона (например, неуказание цены приобретения или несоответствия ее «рыночным» котировкам, хотя, надо отметить, цена приобретения акций является обязательным условием подачи оферты, а ее соответствие рынку также обязательно подтверждается документами с биржи), вплоть до отсутствия обязательного условия оферты — банковской гарантии на всю сумму предложения.

Твердая гарантия
Вопрос банковской гарантии (п. 5 ст. 84.1, п. 3 ст. 84.2 Федерального закона «Об акционерных обществах») на сумму более 22 млрд рублей стоит рассмотреть отдельно. Для этого вновь отмотаем время. Вряд ли мегарегулятор в первый раз потратил на рассмотрение направленной Телеком-Менеджментом оферты сильно меньше отведенного законом 15-дневного срока – всем известна колоссальная загруженность Банка России, в структуру которого вошли ФСФР и ФССН. Как уже отмечалось выше, документы от заявителя поступили в ЦБ 23 января. Учитывая, что до этого у компании было всего 9 рабочих дней после новогодних праздников, работа над получением гарантии, очевидно, началась еще до Нового года.
Тем более что дать ее в Татарстане, фактически, могут позволить себе лишь крупнейшие банки – Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. Да и то, наверняка от местного руководства кредитной организации потребовался высочайший профессионализм, в определенном смысле мужество и серьезный авторитет для подключения административного ресурса в Москве, в головном офисе банка. Шутка ли – выдать между «черным вторником» и затяжными каникулами банковскую гарантию на 22 млрд (!) рублей, пусть и одному из самых надежных получателей…

Оферта как она есть
Вернемся к вопросу о выкупе акций. Чтобы понимать механизм действия оферты, надо его изучить, хотя бы минимально. Согласно закону «Об акционерных обществах», публичную оферту о приобретении ценных бумаг открытого акционерного общества может подать его акционер, если в результате такого приобретения его доля составит более 30 процентов от уставного капитала этого общества (п. 1 ст. 84.1 Федерального закона «Об акционерных обществах»). При этом оферта предваряет намерение покупателя приобрести любое количество акций.
Однако при превышении им одного из трех пороговых значений процента участия в капитале: 30, 50 и 75 процентов соответственно, на покупателя возлагается обязанность подать обязательное предложение о приобретении ценных бумаг, которое делается уже всем остальным акционерам (п. 1, 7 ст. 84.2 Федерального закона «Об акционерных обществах»).
Как известно, Телеком-Менеджмент контролирует более 50% обыкновенных акций НКНХ с 2005 года (а не с 2015, как написали журналисты некоторых СМИ (например, «Ведомости»). Однако в уставном капитале предприятия его доля была менее 50 процентов. Тем временем все эти 10 лет сам Телеком-Менеджмент и аффилированные с ним лица совершали сделки с акциями нефтехимического гиганта, несмотря на провалы, кризисы и колебания их цены. Очевидно, другого пути у контролирующего акционера, заинтересованного в развитии своего актива, и нет – либо ты веришь в перспективы бизнеса и успешно им управляешь, либо выходишь из капитала и продаешь свой пакет. В опубликованном на сайте НКНХ сообщении об изменении в списке аффилированных лиц указано, что 27 февраля доля участия ООО «Телеком-Менеджмент» в капитале предприятия выросла с 45,6 до 50 процентов, т.е. достигла порогового значения.
Учитывая вышесказанное при превышении значения в 50 процентов, подача оферты – обязательна. Это означает, что, если сам Телеком-Менеджмент, либо аффилированные с ним лица, приобретут еще хотя бы одну акцию нефтехимического гиганта (а сделать это они могут без каких-либо препятствий в любой момент), Телеком-Менеджмент или его аффилированное лицо, как последний из покупателей акций, должен был бы направить остальным владельцам акций обязательное предложение. Причем сделать это в течение 35 дней (п. 1 ст. 84.2 Федерального закона «Об акционерных обществах»). То есть фактически за месяц компания или аффилированное лицо вынуждены были бы получить банковскую гарантию на сумму 22 млрд рублей. Понятно, что до такого лучше не доводить.
Теперь же у владельцев акций НКНХ, которые оказались в списке акционеров на дату получения оферты предприятием, есть начавшиеся 27 февраля определенные законом «Об акционерных обществах» (п.2 ст. ст. 84.1 Федерального закона «Об акционерных обществах») 70 дней на принятие решения – хотят ли они продавать свои акции мажоритарному акционеру или не хотят. А потом будет еще определенные тем же законом 15 дней на то, чтобы подготовить и направить в его адрес заявление с предложением о приобретении акций (п.4 ст.84.3 Федерального закона «Об акционерных обществах»). И затем будет еще 15 дней на оплату сделки (п. 2 ст. ст. 84.1 Федерального закона «Об акционерных обществах»). То есть определенность в реализации оферты Телеком-Менеджмента наступит в первых числах июня.

Цена вопроса
Теперь перейдем к вопросу цены, которую Телеком-Менеджмент указал в своем предложении о выкупе ценных бумаг — 25,4 рубля за обыкновенную и 17,8 рубля за привилегированную акцию. Ирония подачи этих значений освещавшими оферту СМИ в том, что цены предложения опять-таки определены законом. Алгоритм определения цены довольно прост. Так как акции НКНХ котируются на ММВБ, то, во-первых, берется средневзвешенная цена этих акции на бирже за последние 6 месяцев (п. 4 ст. 84.1 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Во-вторых, берется наибольшая цена акций, по которой мажоритарный акционер их выкупал в течение последних полугода. Затем эти два значения сопоставляются, и опять-таки для оферты берется наибольшая цена.
Исторически законодательство об акционерных обществах было скопировано с западного, но видоизменялось с учетом российских реалий. Вероятно, существующий механизм определения цены сформировался на фоне практики рейдерских захватов и недружественных поглощений предприятий в защиту миноритариев. Даже если у них не остается других вариантов, кроме продажи акций, они могут реализовать их по наибольшей цене предложения.
Впрочем, даже сам по себе вывод о том, что ТАИФ решил сэкономить, предложив другим акционерам вышеназванные цены, становится очевидно парадоксальным, если взглянуть на график котировок НКНХ на ММВБ. Невооруженным глазом видно, что весь 2014 год цена акций предприятия болталась по обыкновенным акциям около 22 рублей за бумагу, а по привилегированным — где-то около 16. Так что никакой попытки экономии не существует в принципе.

А как же ФАС?
Еще одна деталь, которая ускользнула от «зоркого взгляда» журналистов и «аналитиков», которые заявили в СМИ о намерении ТАИФа выкупить крупный пакет ПАО «Нижнекамскнефтехим», — скромная роль антимонопольного ведомства в этом вопросе. По какой-то причине уважаемые коллеги забыли о том, что ФАС внимательно отслеживает любые сделки с крупными пакетами ценных бумаг предприятий, тем более такого федерального масштаба, как НКНХ (ст. 28 Федерального закона «О защите конкуренции»).
Федеральный закон «О защите конкуренции» (п. 6 ч. 1 ст. 28) требует, чтобы в отношении таких крупных предприятий как НКНХ только с предварительного согласия антимонопольного органа осуществлялись сделки с акциями, если в их результате мажоритарный акционер, распоряжающийся не менее 50 и не более 75 процентами голосующих акций, получает право распоряжаться более 75 процентами голосующих акций.
Если бы Телеком-Менеджмент имел серьезные основания не то чтобы сделать предложение, а хотя бы всего лишь предполагал вероятность принятия оферты СИНХ и возможность приобретения подконтрольного Республике Татарстан блокпакета акций НКНХ, он первым делом обратился бы в ФАС за разрешением на заключение такой сделки. Без этого условия бессмысленно даже начинать любой серьезный разговор, поскольку антимонопольщики могут по формальным признакам заблокировать сделку. Именно поэтому разрешение ФАС, как правило, получается еще до обращения в ЦБ (п. 1,3 ст. 33 Федерального закона «О защите конкуренции»), иначе нарушение требования антимонопольного закона грозит признанием сделки недействительной по требованию антимонопольного органа и наложением крупного штрафа — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей (ст. 19.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях).
Однако информации о поступлении подобных обращений от «Телеком-Менеджмента» или иных связанных с ним компаний, входящий в группу ТАИФ, а также разрешений ФАС на приобретение акций НКНХ, мы на сайте ФАС не нашли…

И точка
Наконец, точку в муссировании порожденных «журналистами» и «экспертами» слухах о возможной сделке между ООО «Телеком-Менеджментом» и ОАО «Связьинвестнефтехим» развеял сам СИНХ, опубликовав вечером в прошлую среду на своем сайте официальное сообщение о том, что госкорпорация не рассматривает вопрос об отчуждении (реализации) пакета акций ПАО «Нижнекамскнефтехим» и не планирует этого делать вне зависимости от получения/неполучения предложений от какого-либо из акционеров НКНХ.
В связи со всем вышеизложенным напрашивается неприятный для журналистского сообщества вывод о вопиющем нежелании коллег прилагать минимальные усилия и разбираться даже в не самых сложных, казалось, бы темах. К сожалению, можно сделать вывод о том, что такова примета нашего времени, когда достоверная информация стоит меньше, чем «жареная утка» и любой, даже непроверенный, резонансный фейк. История с «выкупом Нижнекамскнефтехима» — яркий пример и порождение этой огромной профессиональной проблемы.

Аналитическая служба «Реального времени»