ул.Щапова, д.27, г.Казань
Татарстан, Россия,
420012

Телефон/факс:
+7 (843) 277-94-02

E-mail: bars@taif.ru
www.taif.ru

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

23.03.2015  
  Реальное Время,  
 

Фарид Минигулов, «Казаньоргсинтез»: «Сокращений не планируется. На новые производства будем набирать людей»


 
 

Одно из крупнейших химических предприятий России ОАО «Казаньоргсинтез» в 2014 году резко сократило экспорт, переориентировав поставки своей продукции на внутренний рынок. Благоприятная ценовая конъюнктура позволила компании значительно улучшить финансовые итоги года, однако 2015 год для предприятия, как и для всей нефтехимической отрасли России, будет непростым. Тем не менее, как рассказал в интервью «Реальному времени» генеральный директор ОАО «Казаньоргсинтез» Фарид Минигулов, отказываться от развития производства предприятие не намерено.

«Санкции принципиально на нашу деятельность не влияют»

— Фарид Гертович, сейчас уже можно подвести некоторые итоги. Каким прошлый год стал для «Казаньоргсинтеза» в производственном, финансовом отношении? Так, капитализация компании увеличилась на 16,2% —до $445,8 миллиона…
— В производственном отношении мы сработали неплохо, практически на уровне 2013 года, в финансовом отношении — даже лучше. Здесь одновременно сыграло свою роль несколько факторов. Цены на продукцию поднялись за счет того, что, в первую очередь, очень серьезный производитель — «Ставролен» — остановил производство. Другой фактор — доллар подскочил, естественно, импортная продукция у наших конкурентов тоже сильно подорожала. Это нам позволило заместить выпадающий импорт.
— Насколько вы выросли в процентном отношении?
— Около 20 – 25% по разным видам продукции. По некоторым — до 30%.
— Это лучшая динамика на нефтехимическом рынке?
— Это хорошая динамика. В 2012 году, когда остановился «Ставролен» в Буденновске, динамика была еще сильнее, тогда отмечался резкий подъем цен. Но это был кратковременный эффект. В прошлом году до уровня 2012 года цены на полиэтилен не поднялись. Но они были достаточно хорошими, чтобы повлиять на улучшение финансовых показателей. Правда, такой рост внутреннего потребления сохранится недолго. «Ставролен» собирается запустить производство в апреле. Поэтому коррекции по рынку в части снижения цены будут.
— В результате импортозамещения насколько завод сократил экспорт?
— Традиционно «Казаньоргсинтез» до 80% своей продукции поставлял на внутренний рынок. В прошлом году экспорт сократился с 20 – 25% до 7 – 8%. Это касается практически всех экспортных продуктов.
— Сохраняется ли эта тенденция в 2015 году?
— Пока эта тенденция остается. Единственное, в связи с изменением курсов доллара и евро, экспорт стал достаточно выгодным для нефтехимических предприятий, в том числе и для нас. Сейчас экспорт мы немного увеличили, но до уровня 2013 года еще не дошли.
— А какое-то воздействие мировых санкций в поставках сырья, комплектующих, оборудования вы ощущаете?
— Сильного влияния санкций мы не почувствовали. Проблемы есть с поставкой некоторых видов запчастей и оборудования. Это то, что мы закупали в Европе. Сейчас стало более сложным оформление документов, нам приходится доказывать, что закупаемая нами продукция не двойного назначения, что ее нельзя использовать для производства военной техники. Это касается высокотехнологичной продукции. Поэтому происходит задержка в поставках. Но принципиально санкции на нашу деятельность не влияют.

Больше сырья

— Вы довольно критически отзывались о налоговом маневре. «Казаньоргсинтез» он затрагивает по бензолу, который используется для производства фенола и ацетона. Этот продукт включен минфином РФ в список нефтепродуктов, которые он предлагает субсидировать в рамках налогового маневра.
— Нас это касается и в части бензола, и в части сырья, которое мы получаем, к примеру, с «Нижнекамскнефтехима» — этилена. Да, есть механизм компенсации, который определенным образом облегчает положение. Но тут возникает структурная проблема. Дело в том, что продукты нефтепереработки из-за налогового маневра могут очень сильно подорожать. И, поскольку эта продукция является источником сырья для всей нефтехимии, может случиться, что нефтехимическое сырье подорожает. А самой продукции просто не получится. Сегодня нефтехимики, нефтепереработчики имеют серьезные проблемы. И будет еще хуже. Налоговый маневр, может быть, вещь и необходимая для государства, для выполнения каких-то его обязательств или функций, но для целой отрасли это большая проблема. Вплоть до остановки производств. Нас это касается опосредованно. Мы не завязаны в таком большом объеме на продукции нефтепереработки в качестве сырья. Но у тех, кто потребляет это сырье в больших объемах, будут проблемы.
— На заседании «Татнефтехиминвест-холдинга» в январе отмечалось, что в прошлом году у «Казаньоргсинтеза» возникали проблемы с сырьем. Из-за этого было снижено производство полиэтилена высокого давления.
— Полиэтилен является очень рентабельным продуктом, поэтому этилен, на основе которого он вырабатывается, тоже стал дефицитным. Существует этиленовое «кольцо» — трубопровод, связывающий пять пунктов: Казань, Нижнекамск, Уфу, Стерлитамак и Салават. Везде активно потребляется этилен, и производятся продукты на его основе. Поэтому возник дефицит сырья. Запланированные на год объемы не были поставлены, из-за этого выработка была снижена.
— В этом году ситуация изменилась?
— Почти нет. Надо производить больше этилена. Мы вырабатываем максимум этилена, но наши этиленопотребляющие производства недозагружены, поскольку они рассчитаны и на этилен, который поставляется по этиленопроводу.
— А у других производителей этилена какие проблемы? Почему они не могут увеличить его производство?
— Мощности по производству этилена меньше, чем потребности этиленопотребляющих производств. Надо вводить новые.
Секвестирования не будет
— Кстати, о мощностях. Сейчас реализуется «План основных инвестиционных мероприятий ОАО «Казаньоргсинтез» на период 2013 – 2016 гг. по стабилизации деятельности и максимальной загрузке производственных мощностей». Какие объекты планируется ввести в 2015 году?
— В этом году у нас планируются ко вводу два больших объекта. Это новая высокоэффективная двухкамерная печь пиролиза на этановом сырье. В сентябре планируем ввести в эксплуатацию. Проект позволит существенно сократить потребление этанового сырья для производства этилена и обеспечить увеличение общей выработки этилена. Мы планируем увеличить производство этилена на 30 тыс. тонн. Также запускаем на заводе полиэтилена низкого давления дополнительное производство черного полиэтилена. Черный полиэтилен используется для производства напорных труб (в основном для систем водоснабжения), а также для изготовления пленки, из которой делают гидроизоляционную пленку для бассейнов, колодцев и резервуаров. Также пленка из черного полиэтилена используется при устройстве теплоизоляции кровли, для гидроизоляции фундаментов и подвалов. Сейчас мы производим порядка 160 тыс. тонн черного полиэтилена в год, в результате модернизации будем производить 220 тыс. тонн.
— Можно ли назвать объем инвестиций по этим объектам?
— По пиролизной печи — порядка 1 млрд рублей, по линии для производства черного полиэтилена — 1,2 млрд рублей.
— Сейчас многие компании пересматривают свои инвестиционные программы, сокращая их. «Казаньоргсинтез» не планирует?
— Мы свои программы не пересматриваем.
— Каков общий объем финансирования Плана основных инвестиционных мероприятий 2013 – 2016 гг.?
— Общий объем в 2013 году был утвержден в размере 6,2 млрд рублей инвестиций. Примерно таким он и остается. Сейчас могут быть коррективы в связи с изменением курса рубля и евро.
— Но секвестировать эту программу вы не будете?
— Нет.
— Сообщалось, что ведется работа по разработке инвестиционной программы следующего этапа развития предприятия, которая предполагает в перспективе до 2020 года реализацию инвестиционных проектов по созданию новых производственных мощностей и увеличение объемов производства товарной продукции. Нельзя ли назвать ее параметры?
— Мы работаем над этой программой. Параметры называть сейчас преждевременно. Нужно создавать новые производства. Создавать новые продукты, модернизировать старые.

«Все выплатим»

— А каковы источники средств для модернизации?
— Это собственные средства. Существует источник для всех инвестиций — положительный денежный поток предприятия или прибыль. Он тратится, в основном, на погашение кредитов, инвестиции. После этого остаются свободные денежные средства, которые являются чистой прибылью. У нас имеются серьезные долговые обязательства, больше половины которых мы уже погасили, но они еще остаются, и мы экономически не можем себе позволить большие инвестиции в этот период. Сейчас мы должны погасить долги, заплатить все проценты за обслуживание долга и только после этого делать инвестиции. Программа основных инвестиционных мероприятий с 2013 по 2016 гг. предусматривает не такие большие инвестиции, как в предыдущий период, однако позволяет улучшить экономичность производства, поднять его стабильность. Так, в прошлом году была выполнена очень серьезная программа по стабилизации энергоснабжения. Фактически мы по энергоснабжению от 80% проблем ушли.
— Когда вы говорите о серьезной долговой нагрузке, вы имеете в виду кредит Сбербанка?
— Да, мы его сократили уже больше чем наполовину.
— В марте «Казаньоргсинтез» должен погасить евробонды на 100 млн долларов?
— Уже погасили.
— Получается, вам удалось стабилизировать ситуацию с запредельным долгом, который имелся у предприятия.
— Весь завод работал на это. Серьезный объем долга мы погасили. Но еще осталась приличная сумма — около 12 млрд рублей по Сбербанку.

Антикризисные меры

— Традиционно в периоды кризиса говорят о новых возможностях, которые открываются для бизнеса. К примеру, некоторые участники нефтехимического рынка считают, что сейчас полимерная отрасль может стать одним из локомотивов российской экономики. Вы согласны с подобным утверждением?
— Не знаю. Сомневаюсь по поводу локомотива. Потребление полимеров растет в стране, это факт. К примеру, за последние 10 лет — в 2,5 – 3 раза. Соответственно, увеличиваются мощности, идет модернизация производств. Создаются новые производства, появляются новые продукты. Но может ли стать полимерный рынок локомотивом в преодолении кризиса — прямой связи я тут не вижу.
— Чего вы ожидаете, к чему готовитесь в нынешних сложных условиях?
— Кризис обусловлен несколькими причинами. Конечно, санкции проблемы создали. Но самая большая проблема — невозможность для нашей банковской системы привлекать финансовые ресурсы из-за рубежа. Финансовые ресурсы сейчас стали практически недоступными для любых предприятий – и крупных, и мелких, и средних. Новые инвестиции, новые проекты на 90% стали невозможны для реализации на таких условиях, которые сейчас существуют. Нормальный проект имеет рентабельность 15 – 20%, не больше. Если мы при этом получаем кредитные ресурсы по ставке 25% годовых, о чем здесь можно говорить? Реализация проектов просто теряет смысл. Об этом надо думать правительству и решать эту проблему.
— У «Казаньоргсинтеза» имеется собственная антикризисная программа?
— Конечно. С самого начала, когда возникли эти проблемы, мы разработали такой план. Но антикризисный план всегда простой. Главная его задача — сокращение издержек, ненужных затрат, которые не влияют на производство.
— На федеральном уровне утвержден Антикризисный план. Программы поддержки предприятий разрабатываются министерствами. Как «Казаньоргсинтез» планирует участвовать в этих мероприятиях?
— У нас имеются проекты по импортозамещению. Есть химическая продукция, необходимая нефтяникам, газовикам. У них сейчас возникли проблемы — им запретили поставку из-за рубежа некоторых компонентов, применяемых при бурении, при добыче нефти. Мы рассматриваем возможности замещения этих компонентов и размещения их производства на «Казаньоргсинтезе».
— Вы как руководитель небольшого города, в котором работает более 8,5 тысяч человек. Планируются ли сокращения персонала?
— Сокращений не планируется. На новые производства набирать людей будем. О переводе некоторых подразделений на аутсорсинг думаем. Но есть не очень положительные примеры такого опыта. Мы делаем небольшие шаги в этом направлении и смотрим, что получается. Но сокращений и оптимизации персонала у нас не будет.
— А что вас может заставить пойти на это?
— Тяжелое финансовое положение.
— Могли бы вы сделать прогноз для нефтехимической отрасли России на 2015 год?
— На весь год тяжело сейчас прогноз делать. Ситуация сложная. Очень многое зависит от мировых рынков. В первую очередь, от цен на нефть. Они влияют на состояние нашей финансовой и экономической системы. Многое зависит и от налогового маневра.