ул.Щапова, д.27, г.Казань
Татарстан, Россия,
420012

Телефон/факс:
+7 (843) 277-94-02

E-mail: bars@taif.ru
www.taif.ru

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

19.07.2008  
  Прямые Инвестиции, Алена АХМАДУЛЛИНА  
 

Европейские стандарты ТАИФа


 
  Российская нефтехимическая отрасль начинает стремительно развиваться, и на место товаров с низкой добавленной стоимостью приходит продукция высокого передела.О нынешнем состоянии и перспективах отечественной нефтехимии, месте и роли малого бизнеса в отрасли, проблемах высоких внутренних цен в интервью журналу «ВЕСТИ» рассказал Альберт Шигабутдинов, генеральный директор ОАО «ТАИФ», крупнейшей инвестиционной компании Татарстана, объединяющей нефтехимические бюджетообразующие предприятия республики.


Газовая атака

— В прессе появилась информация,что менеджмент «Сибура» решил выкупить компанию. Гендиректор официально объявил об этом. Как это скажется на ранее достигнутых договоренностях между «Сибуром» и «Казаньоргсинтезом» (КОС)?

— Давайте уточним. Вопросы сотрудничества «Газпрома» и Татарстана обсуждались на переговорах между президентом компании Алексеем Миллером и президентом республики Минтимером Шаймиевым. Обсуждалось сотрудничество «Газпрома» с ТАИФом в целом, и с «Казаньоргсинтезом» в частности. «Газпром» готов взять на себя решение многих вопросов, в том числе обеспечение КОСа сырьем (с этим сейчас проблем нет). «Газпром» даже выражал готовность участвовать в инвестпроектах. Было решено, что ТАИФ начинает работу по интеграции «Газпрома» в «Казаньоргсинтез». Основное условие было такое: мы дорабатываем план второго этапа модернизации «Казаньоргсинтеза» (первый заканчивается в этом году, к 50-летию создания завода), а дальше продолжаем развивать предприятие вместе. Когда объемы инвестиций достигнут запланированного размера, ориентировочно $3 млрд., тогда участие «Газпрома» в акционерном капитале «Казаньоргсинтеза» станет решающим (50% от обыкновенных акций плюс 1 акция). Будет ли «Сибур» выступать от группы «Газпром» нашим потенциальным партнером с учетом нынешних заявлений генерального директора компании Дмитрия Конова или это будут другие структуры, пока ничего сказать не могу. Руководство «Газпрома» выдвинуло непременное условие: даже с переходом «Казаньоргсинтеза» под его контроль ТАИФ останется его акционером и продолжит сотрудничество. Наши специалисты уже начали работы по проекту, предусматривающему
в ближайшие годы доведение мощностей завода по выпуску товарной продукции до 120 млрд. руб. в год.

—Для чего необходимо присутствие «Газпрома» столь динамично развивающейся компании, как ваша?

— Работы в области химии и нефтехимии непочатый край, громадное количество проектов.
Мы отстали от известных мировых компаний по многим позициям. Каждую из программ, которые нами разработаны для «Казаньоргсинтеза», для «Нижнекамскнефтехима» и т.д., можно оценить как создание нескольких новых заводов. И если достигнутые между Шаймиевым и Миллером договоренности будут реализованы, то наши проекты получат более активное развитие, сократятся сроки их воплощения и мы сможем приступить к третьему этапу развития нефтехимии, и не только в Татарстане. С «Газпромом» придут новые люди, появятся новые направления деятельности, финансовые ресурсы,новые подходы к решению проблем. Мы всегда заявляли и заявляем, что у ТАИФа нет конечной цели завладеть стопроцентным пакетом акций какого-то предприятия. Наша цель — развитие нефтехимической промышленности, значительная часть которой все таки сосредоточена в Татарстане.

—Лучше поделиться частью собственности и привлечь новые знания, деньги, технологии, чем эксплуатировать имеющиеся ресурсы еще какой-то срок, выжать максимум прибыли и закрыться?

— Принцип такой: мы имеем рубль, они имеют рубль. Если их сложить, то потенциал отрасли таков, что вместе мы будем иметь10 рублей. Нам был нужен контрольный пакет предприятий, входящих в нашу группу, чтобы пробудить у их специалистов и руководителей уверенность в долгосрочности и стабильности их дела, улучшить состояние производств, технологий. Используя передовой мировой опыт, в том числе российских компаний, а также наш собственный, разработать новые долгосрочные программы и добиться их реализации. Я думаю, со временем, когда предприятия станут в один ряд с мировыми лидерами нефтехимии, для нас вопрос обладания контрольным пакетом уже не будет принципиальным. Для примера, появление в нефтегазохимической сфере не было нашим жгучим желанием или самоцелью. Была принята республиканская программа, и в нее было заложено участие ТАИФа. Нам пришлось сократить действия по другим направлениям. А сейчас работа построена таким образом, что люди поверили в свои силы: можно работать на уровне мировых компаний, заниматься современными технологиями. За последние девять лет мы впервые в России и странах СНГ запустили в производство самые современные марки полистирола, полипропилена, каучука, делаем современное топливо, которое котируется на уровне стандартов «Евро-4», «Евро-5». Запустили первое в России производство линейного и бимодального полиэтилена и т.д. Все это принципиально новая для отечественной промышленности продукция высочайшего качества, затребованная рынком на долгосрочной основе, в том числе и российским средним и малым бизнесом. То есть проделана громадная работа. Люди поверили в себя, в перспективы, а специалисты выдвигают теперь такие программы, что я не перестаю удивляться грандиозности планов. Объединение усилий «Газпрома», Республики Татарстан и ОАО «ТАИФ» пойдет на пользу всем, в том числе и нашей группе компаний, и Татарстану, и России в целом.

—Со стороны выглядит так, что объединительные процессы начались после прошлогодней истории с перебоямив поставке сырья на «Казаньоргсинтез», как некое мировое соглашение.
— Я считаю, что в прошлогодней истории сыграл роль человеческий фактор. Кто-то принял решение и предложил приостановить поставку этана. В это время я, к сожалению, находился в командировке. Нужно было принимать
срочные решения, так как часть производств завода встала. В принципе, эти мощности находились в стадии реконструкции, и в ближайшей перспективе было запланировано в согласованные с «Газпромом» сроки остановить их на пусковые работы. Вот мы и решили воспользоваться вынужденной паузой и произвести пуско-наладочные работы раньше запланированного срока. Поэтому эта процедура длилась три месяца и запуск мощностей завершился лишь в начале июня. Несогласованная остановка на ремонт создала больше проблем представителям «Газпрома», а также транспортникам, переработчикам полимеров, банкам, вылилась в бюджетные потери государства и т.д. Может быть, мы и поторопились с пуско-наладочными работами, но на тот момент это решение было вынужденным. «Газпром» — огромное предприятие. Говорят, ему нипочем, если кто-то не работает. Я считаю, это не так. «Газпром» очень бережно относится к любым, в том числе и мелким, компаниям, которые входят в его состав. Я провожу такое сравнение: попробуй, прищеми палец — плохо всему организму.

—Будут ли реализованы планы строительства завода по переработке этана в Оренбургской области, несмотря на достигнутые договоренности? Не останетесь ли вы без сырья?

— Если есть технологии, деньги, все можно сделать. В Оренбурге этот проект реален. Но он потребует в три-четыре раза больше времени и средств, чем можно потратить на реализацию тех же задач на «Казаньоргсинтезе». Главный сдерживающий фактор — нехватка специалистов. Сегодня самые опытные нефтехимики — аппаратчики, инженеры, начальники цехов, директора заводов — сосредоточены в Республике Татарстан. Несмотря на это, мы тоже испытываем нарастающий кадровый голод. Сформировать такой коллектив, к примеру, в Оренбурге очень сложно. Если перевозить людей, то потребуется в десятки раз больше денег. На время люди приехать могут, но, чтобы они остались, необходимо создать новый современный город: чтобы человек мог и в театр, музей, консерваторию, ресторан сходить, и ребенка в школу отвести, и в парке погулять. Необходимы специализированные училища, техникумы, научно-исследовательские институты, высшие учебные заведения в области нефтехимии. А для этого нужны уже новые специалисты в областях культуры, науки, образования. Нужна инфраструктура, которая складывалась в нашей республике в течение сотен лет. И ведь не случайно в советские времена нашими предшественниками было принято мудрое решение создать предприятие
«Оргсинтез» в Казани, а не вблизи центров добычи сырья. Проще и экономнее оказалось протянуть этанопровод, чем пытаться воссоздать имеющиеся возможности в другом месте. И сегодня экономически намного выгоднее продолжить развитие нефтехимической отрасли в Татарстане, а в дальнейшем, по мере решения этих сложнейших социально-
гуманитарных и научно-технических задач, постепенно центр развития переводить в Оренбург или Томск.
Кстати, само предприятие «Казаньоргсинтез» имеет уже полувековую историю, в сентябре этого года в Казани пройдут
торжества, посвященные 50-летию со дня образования завода и начала строительства и 45-летию со дня получения первой продукции ОАО «Казаньоргсинтез». Первый этап программы развития КОСа завершится вводом в эксплуатацию завода поликарбонатов, продукция которого будет выпускаться впервые в России по инновационной бесфосгенной технологии безопасным и экологически чистым способом. Чуть ранее, 24-25 июля, пройдет международная научно-практическая конференция «Международный форум передовых технологий и перспективы развития ОАО «Казаньоргсинтез». А перспективы эти видны уже сегодня: за последние пять лет производство продукции выросло более чем в 3 раза, чистая прибыль увеличилась в 3,8 раза. Мы работаем в рамках общегосударственной экономической политики. В прошлогоднем послании к Федеральному собранию Владимир Путин особо акцентировал внимание на ускорении развития перерабатывающей промышленности, уходе от сырьевой зависимости нашей страны. При этом необходимо минимизировать зависимость нашей экономики от других иностранных государств, чтобы международные конфликты не могли повлиять на российскую экономику. И договоренности с «Газпромом» выдержаны в этом ключе.
В России еще не до конца верят, что в области нефтехимии мы перешли на мировые цены. Мы проделали для этого огромную работу. Покупая сырье, мы обеспечиваем добывающим компаниям такую же доходность, какую они получают от экспорта, или даже большую. Такого в нашей стране еще не бывало. Созданы очень хорошие условия: только добывай, не вози в Америку и Англию. Еще не верят, что это случилось, но это произошло.

 

По мировым ценам

— Вы считаете нормальной ситуацию, что в нефтедобывающей стране внутренние цены на тот же бензин подбираются к мировым и уже выше, чем в Америке?

— Это зависит от рынка, а также и от политики государства, так как во многом цена регулируется налогами. Все большую роль начинает играть рынок. Вот, к примеру, почему у нас дизельное топливо дороже бензина, хотя акциз на дизельное топливо намного ниже акциза на бензин и производство бензина дороже, чем дизельного топлива? Здесь свои условия диктует рынок. Мы покупаем нефть по мировым ценам. Цена нефти упадет — уменьшится и цена дизельного топлива и бензина.

— Возьмем Саудовскую Аравию. Цены на 95-й бензин — около 6 руб. за литр. На этом же Ближнем Востоке строят нефтехимические заводы. Они тоже будут по мировым ценам покупать сырье? Не получится ли, что в плане конкурентоспособности вы будете несостоятельны? Это к вопросу о вашей
реконструкции и наращиваемых объемах производства. Может быть, привезти из-за рубежа аналогичную вашей продукцию будет дешевле, чем покупать здесь?

— Арабские страны никогда не будут продавать по внутренним ценам продукты на нашем рынке. Прогнозами — что нужно производить, строить, как реализовать, что будет через 10-15-20 лет — мы занимаемся, и не только в области нефтепереработки. Мы видим, что потенциал арабских стран по добыче и переработке громадный. Россия по добыче
на втором месте или наравне. Но наша отрасль нефтепереработки и нефтехимии пока впереди, высокопрофессиональные, грамотные специалисты сосредоточены в России, и уезжать они не собираются. Пока та же Саудовская Аравия вырастит такое количество специалистов всех уровней, ученых, технологов, пройдет немало времени.
У нас 55 тыс. человек работают в компании, вряд ли их всех можно куда-то перевезти, да и захотят ли они уехать?

—Зато у нас экономика олигопольная, в любой отрасли практически все контролируют два-три монстра.

— На всю продукцию, которая выпускается, существуют мировые цены, их никак нельзя перепрыгнуть. Нельзя сказать, что кто-то контролирует рынок. Если бы они назначили: сегодня бензин будет стоить 100 руб., это был бы контроль. Но никто не может продавать дороже мировых цен, т.к. в России сейчас открыты границы: кто где хочет, там и покупает.
Если в какой-то области могут работать только пять-шесть компаний — это нормально. Правительство старается максимально строго следить за соблюдением действующего законодательства, в том числе и антимонопольного. Может, еще не всегда срабатывают регулирующие механизмы, какие-то нарушения бывают, но правительство обеспечивает соблюдение законов. А законы появились достаточно сильные, влияют на экономику, не дают злоупотреблять даже монопольным компаниям. Вот, к примеру, крупнейшая компания мира «Газпром» — монополист, работает согласно Закону РФ о монополиях, их тарифы регулирует государство. Поэтому нельзя сказать, что «Газпром» контролирует всех и вся, также и все другие российские компании.

—Если перейти к вопросу ухода от сырьевой направленности российской экономики, вы, как один из реализаторов этой программы, что можете пожелать правительству?

— Во-первых, мы очень благодарны Владимиру Путину, который проделал огромную работу по созданию новых и усовершенствованию действующих законов, особенно в сфере экономики, теперь они практически на уровне самых развитых стран мира. Чем больше они входят в нашу жизнь и начинают работать, тем легче и увереннее страна развивается. Не будем скрывать, что все мы страдали от несовершенства законов, особенно от злоупотребления некомпетентных чиновников. Конечно, пока сегодня не все законодательство работает так, как хотелось бы. Но мы уверены, что в ближайшее время эта проблема будет решена. Наша уверенность связана с действиями нового президента России Дмитрия Медведева, а также с тем, что глава российского правительства Владимир Путин не ушел из политики, сосредоточившись на экономических вопросах и возглавив партию власти. Сейчас все больше внедряются и укрепляются рыночные механизмы. Одним из основных механизмов рыночной экономики, конечно, является полноценная товарно-сырьевая биржа. Причем не на бумаге, не формально, а реально работающая, где бы полностью покупались и продавались нефть, газ, зерно, сахар, продукты нефтепереработки, нефтехимии и т.д. В России много было принято решений по этому поводу, но ни одно до конца не реализовано. Решение этого вопроса снимет очень многие проблемы. Особенно для нас важно, что создание биржи укрепит отношения между финансовыми институтами и промышленными предприятиями. Мы надеемся, что уже в ближайшее время сможем воспользоваться финансовыми ресурсами по более цивилизованным мировым ставкам для реализации долгосрочных проектов в области нефтепереработки и нефтехимии. Мы готовы в первую очередь перекредитовать долгосрочные инвестиции, привлеченные через иностранные банки, по уже завершенным многомиллиардным долларовым проектам, которые сейчас эффективно работают. А иностранным партнерам можем предложить высвобождаемые кредитные ресурсы использовать на наших новых проектах.

—Современный российский бизнес не заинтересован в участии в научных исследованиях. Ведь от науки невозможно ожидать немедленной коммерческой отдачи. Каким вы видите сотрудничество бизнеса и науки? И как оно развивается в ТАИФе?

— ТАИФ — инвестиционная компания и работает во многих направлениях экономики, при этом они часто меняются. Поэтому в составе ТАИФа организовывать научные исследования в каком-то одном или нескольких направлениях было бы неэффективно. С другой стороны, нам очень важно, чтобы такие работы проводились на наших предприятиях. Например, на «Нижнекамскнефтехиме» и «Казаньоргсинтезе» есть научно-технические центры развития, где разрабатывают новые продукты, новые технологии, определяют возможности реконструкции и модернизации действующих производств. За счет работы этих центров за последние пять-шесть лет мы смогли практически до 40% поменять номенклатуру выпускаемой продукции и уменьшить ее себестоимость. В результате применяются и свои
технологии, и приобретенные у ведущих мировых компаний. Наши специалисты всегда нацелены на поиск тех результатов фундаментальных наук, которые можно использовать сегодня или в перспективе в нашей работе. Конечно, исследования в области фундаментальных наук нам не по карману, но по мере возможности мы готовы сотрудничать
с учеными, совместно ставить эксперименты, особенно в области физики и химии. Надо отметить, что мы сотрудничаем
со многими российскими научно-исследовательскими институтами и центрами в области нефтепереработки, нефтехимии, органической и неорганической химии. Конечно, желания и мечты огромны. Но чтобы активизировать работу наших научно-исследовательских центров, требуются огромные финансовые вложения. К сожалению, у нас еле-еле хватает ресурсов на применение существующих разработанных технологий. Мы понимаем, что отстаем в этой области от ведущих иностранных компаний. Не последнюю роль в этом сыграло вымывание финансовых ресурсов с нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий с помощью грабительских толлинговых и давальческих схем сырьевых компаний.

—На вашем дочернем предприятии ТАИФ-НК выпускается бензин высокого качества стандарта «Евро-4». Почему нет потребителей?
— Потребителей огромное количество. Существующая система сбыта приобретает у нас небольшое количество для смешивания с низкокачественным или суррогатным топливом. Это дает им сиюминутную прибыль. К сожалению, она волнует таких реализаторов больше, чем пожелания потребителей. Мы этот вопрос изучили, пришли к выводу, что необходимо создать отдельную сеть по продажам высококачественного топлива. Конечно, это накладно, неизбежны финансовые потери. Но мы не продвинемся вперед в этом вопросе, пока люди не поверят в экономическую
эффективность использования высококачественного топлива. Клиенты не будут платить за качество, если нет гарантии
сети, что она сможет всегда его обеспечить. Не говоря уже о глобальном улучшении экологической обстановки, о котором мы мечтаем. В конечном итоге, потребитель должен почувствовать, что экономия на качестве топлива сегодня
обернется многократными расходами и потерями завтра. Расходами на дорогом нынче сервисном обслуживании автомобиля и, что более важно, медицинском обслуживании. Я уже не говорю о сохранении здоровья человека — это вообще сложно оценить в деньгах. Приведу такой пример. В 1997—98 годах мы начали внедрять в Татарстане систему
сотовой связи GSM. К 1999—2000 году набрали 8-10 тыс. абонентов и рост остановился. Проанализировав ситуацию, поняли, что и в кино, и в газетах мобильный телефон позиционируется как средство роскоши. Его якобы могут себе позволить только богатые. Хотя мы предлагали низкие цены. Тогда на$10 млн. мы закупили телефонные трубки
и раздали их бесплатно. К 2001 году у нас было уже 300 тыс. абонентов. А сейчас в Татарстане больше 2 млн. В «МТС-Казань», которая сегодня владеет нашей компанией мобильной связи системы GSM, — 1,5 млн. абонентов. Во всем нужен неординарный подход и дальновидность.

—А какая цена бензина у вас на заправках?
— На бензин марки Аи-95 — 21,5 руб. Дизельное топливо — 20,5 руб. (в городе назаправках тот же Аи-95 стоит 24 руб., дизельное топливо — 23 рубля).

 

Финансовый романс

— Велика ли потребность в финансовых ресурсах у вашей группы?

— Денег всегда не хватает! (Улыбается.) Но сегодня проблема у нас не в этом. Реализуемая нами программа развития предприятий влечет за собой такое увеличение объемов производства, что любой перебой в энергообеспечении становится опасным. Это суперважный момент. На наших производствах используется давление до 2 тыс. атмосфер, температура — до 1,5 тыс. градусов. Сбой подачи электроэнергии всего в 0,1—0,3 сек. может повлечь за собой остановку
производства на пять-шесть дней, при условии, что этот сбой не вызовет аварии. К 2012-2014 году мы должны выйти на производство продукции минимум на 400 млрд. руб. Любая незначительная остановка может означать потерю 1,5 млрд. руб. в день. При этом мы можем парализовать в регионе работу железнодорожного, трубопроводного, водного транспорта, а также предприятий, которые потребляют нашу продукцию. При этом их еще нужно будет компенсировать.
Поэтому мы сегодня вынуждены затормозить реализацию некоторых проектов и заниматься вопросом стабильности
энергообеспечения. В Татарстане наши предприятия потребляют до 40% произведенной энергии, что составляет
почти 60% доходной части энергетики Татарстана. В год мы потребляем электрической и тепловой энергии более чем
на 20 млрд. руб. Энергия составляет до 30% себестоимости нашей энергоемкой продукции. Поэтому мы сейчас идем по двум направлениям. Первое — рассматриваем возможность участия в модернизации имеющихся энергетических мощностей республики. Второе— строительство собственных, как на «Нижнекамскнефтехиме». Себестоимость энергии, произведенной на наших мощностях, составляет 35-45 коп. за Квтч. Проблема решаема. Все известные мировые
компании имеют свои собственные источники электроэнергии. Сложность в том, что мы должны решить эту проблему в течение двух-трех лет, не более.

—Финансовый мировой кризис сказался на вашей деятельности?

— Пока напрямую не отразился. Было подписано много соглашений, и я не почувствовал последствий кризиса. Долгосрочные кредитные обязательства по всей группе составляют около 55 млрд. руб. В прошлом году компанией было привлечено долгосрочных и краткосрочных финансовых ресурсов общим объемом 172 млрд. руб., из которых 162 млрд. погашено. Нынешний год тоже неплохой, этот оборот побольше будет. Хотя в начале года было тяжело. Резкое массовое подорожание (тепловой энергии на 33%, электрической—на 21%, газа — на 20%, транспортных услуг, в том числе железной дороги, нефтепроводов, трубопроводов, продуктопроводов, — на 16-17%) привело к тому, что в один день, 1 января, у нас расходная часть увеличилась более чем на 8 млрд. руб. По всей группе компаний «ТАИФ» было объявлено «военное положение». Никаких новогодних каникул, никаких праздников, кроме 1 января до обеда. Надо было выдержать. Прошло пять месяцев. К уровню прошлого года увеличение объема производства составило 150%. По плановым показателям идем на уровне 118-120%: выручка, прибыль, налоги.Мы же вложили более 130 млрд. руб. инвестиций.
Это колоссальная цифра для нашей компании. Чтобы эффективно вложить такие деньги, нашим специалистам, особенно
головному менеджменту, пришлось день и ночь работать и еще при этом изучать мировую экономику, мировую промышленность, внутренний и внешний рынки, делать прогнозы до 2020—2030 годов, привлекать к сотрудничеству известные российские и мировые компании. Конечно, сегодня работы по экономическому анализу стали насущной потребностью и ведутся на постоянной основе. Деньги же надо все вернуть! В нынешнем году планируем 280 млрд. руб.
выручки. Это результат вложений, отдача началась.

—Сбербанку какие пожелания?

— Инвестиционная компания «ТАИФ» состоялась во многом благодаря взаимодействию со Сбербанком. Здесь мы впервые получили самый крупный долгосрочный кредит. Благодаря поддержке банка развернули небывалую реконструкцию и строительство новых заводов на «Казаньоргсинтезе» и ТАИФ-НК. Поэтому, как человек и как руководитель группы «ТАИФ», всегда благодарен банку за то, что есть результативная работа, не только на благо
Сбербанка, ТАИФа и Республики Татарстан, но и всей России. Это — крупнейшие проекты в России в области нефтепереработки и нефтехимии. Хотел бы передать Герману Оскаровичу и всем сотрудникам Сбербанка
пожелания благополучия, здоровья, взаимовыгодного сотрудничества. Пусть маленькое, но надежное плечо Сбербанк имеет в Татарстане в лице группы компаний «ТАИФ». Когда открывали завод бензинов, я, выступая на митинге, сказал: «Особенно хотелось бы отметить специалистов Сбербанка России, по достоинству оценивающих потенциал нашей страны и с искренней любовью и высочайшим профессионализмом работающих для процветания нашей Родины».

Средний класс против бедности

— За прошлый год ТАИФ на благотворительность потратил солидную сумму — более 1 млрд. руб. Это следование традициям меценатства или ваша принципиальная позиция?

— У нас крупная программа развития. Если есть возможность, мы стараемся поддерживать детские дома, интернаты, школы, общественные организации. Четверть спонсорской помощи татарстанской футбольной команде «Рубин» — наши средства. Насущная потребность помогать — я ничего не приукрашиваю — есть практически у всех сотрудников компании. Еще ни разу, когда я обращался с просьбой кого-то поддержать, в ответ на меня не посмотрели осуждающе. Когда работа твоих компаньонов, партнеров, «однополчан» приносит радость тому, кто нуждается, для меня — это очень приятная вещь, и акционеры стараются не возражать, насколько это возможно.

—Есть ли у вас проблема с кадрами для решения задач, стоящих перед холдингом «ТАИФ»?

— С кадрами всегда было, есть и будет сложно. Но не надо эту проблему драматизировать. Я вспоминаю свои школьные и студенческие годы, стройотряды, первые шаги на производстве. Все, с кем я учился, кто меня окружал, всегда работали, за редким исключением, ну, может, один-два человека на сто. Сегодняшнюю молодежь хают, ругают, обвиняют. Так же, как и в наше время. Мы так же и дрались, и гуляли. Но они такие же, как мы, и даже лучше. Молодежь хочет работать.
Было бы, конечно, лучше, если бы им больше помогали делать первые шаги. Кроме родителей, близких, сегодня в этом направлении эффективно действует государство. Об этом я сужу по Татарстану. Конечно, мы не можем, как говорится, в отдельно взятой деревне коммунизм построить. Но мы видим: то, что сейчас делает президент Медведев, уже дает свои результаты. Решение проблем мелкого и среднего предпринимательства даст колоссальный толчок развитию нашей страны, и развитию крупной промышленности в частности. Ребята из института, 4—5-й курс — они же мечтают
о своем бизнесе. Их поддерживают, но, может быть, недостаточно эффективно. Эта проблема решаема, и ситуация не так плачевна, как кажется. Человек, который сегодня трудится, имеет возможность зарабатывать и жить лучше, чем в Советском Союзе. Но хочется жить еще лучше, а для этого нужно работать еще больше. Мы всегда готовы рассмотреть любой проект, связанный с дальнейшей переработкой нашей продукции. Это огромное поле деятельности для малого и среднего бизнеса. Готовы обеспечить его финансирование, дать гарантии в этом, если необходимо, участвовать
в акционерном капитале до 26%, заключить договор, гарантирующий поставки сырья на 20—30 лет, обеспечить стабильный режим работы. Давайте работать вместе.

 

 

ВРУБКИ

«Казаньоргсинтез» (КОС) и «Сибур Холдинг» (контролируется «Газпромом») договорились во втором квартале 2008 года перерабатывать этан на прежних, невыгодных татарстанскому производителю и опротестованных Федеральной антимонопольной службой условиях. «Казаньоргсинтез» вынужден согласиться на них, поскольку «Сибур» обеспечивает казанское предприятие этаном более чем на 70% (это примерно 30% от всего объема сырья). По их мнению, «угроза серьезного пробела в сырьевой базе» КОСа будет существовать, пока «Газпром» не станет его акционером.

 

Альберт Шигабутдинов родился 12 ноября 1952 года. В 1976 году окончил Казанский авиационный институт, затем работал в должности инженера НИЛ № 47 КАИ. С 1978 года — зам. директора совхоза «Нармонский». В 1983-м — начальник орг-отдела Бауманского райпищеторга Казани, с 1984-го — зам. директора райпищеторга. С 1986 года возглавил базу МТС объединения «Татрыбпром», с 1987 по 1991год — зам. гендиректора по строительству, снабжению и сбыту объединения «Татрыбпром». В 1991 году назначен гендиректором внешнеторгового НПО «Казань».С 1995 года работает в должности гендиректора ОАО «ТАИФ». С 2005 года возглавляет Совет директоров ОАО «Таттелеком», с 2006 года — председатель Советов директоров ОАО «Нижнекамскнефтехим» и ОАО «Казаньоргсинтез».

 

ОАО «ТАИФ» создано в августе 1995 года. Доминирующим направлением его деятельности стала реализация инвестиционных программ, имеющих приоритетное значение для экономики Татарстана. В группе компаний работает 55 тыс. человек. Сегодня ТАИФ представляет собой диверсифицированную структуру, объединяющую предприятия нефтегазопереработки, нефтехимии, телекоммуникаций, строительной индустрии, фондовых, бан-
ковских, таможенных и страховых услуг — всего около 90 дочерних и зависимых компаний. Все фирмы тесно связаны между собой финансово, технически, технологически и управленчески. Выручка от реализации продукции, работ и услуг группы компаний «ТАИФ» увеличилась за 2007 год со 153 млрд. руб. до 192 млрд. руб. Получена чистая прибыль 21,4 млрд. руб. Сумма уплаченных налоговых платежей и сборов в бюджеты всех
уровней составила более 17 млрд. руб., в том числе в консолидированный бюджет РТ — более 6 млрд. руб.
Реализация программы развития нефтехимического блока ТАИФа и энергетических мощностей до 2015 года будет стоить около $12 млрд. и обеспечит производство продукции объемом до $20 млрд.