Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

01.02.2009  
  Нефть и Капитал,  
 

Альберт Шигабутдинов: «Остановка запрещена»


 
 

Еще полгода назад нефтегазохимия являлась одним из самых успешных и перспективных направлений российского бизнеса. Казалось, отрасль обретает второе дыхание и в ближайшее время выйдет на новый виток развития, предполагающий кардинальное обновление действующих мощностей, строительство новых суперсовременных перерабатывающих производств, создание высокоэффективных схем логистики. Кризис нарушил эти планы. Компании, в состав которых входят крупные мощности по глубокой переработке углеводородного сырья, одна за другой заявили о секвестировании инвестиционных программ и замораживании основных проектов. В этих сообщениях, пожалуй, не звучало только имя группы «Таиф», контролирующей нефтегазохимический комплекс Татарстана. Напротив, принятая ею в декабре программа стратегического развития предусматривает в 2009 году рост физических объемов производства до 20%. О том, каким образом могут быть выполнены эти, казалось бы, нереальные задачи, «НиК» беседует с Генеральным директором «Таиф» Альбертом Шигабутдиновым.



«НиК»: Альберт Кашафович, как отразился на нефтегазохимическом комплексе «ТАИФа» финансовый кризис?

— Этот вопрос сегодня звучит как риторический. Скажу так: он многократно усложнил выполнение поставленных задач. Вспомним: события развивались стремительно. С августа пошла вниз цена на нефть, а вслед за ней и цены на нефтехимическую продукцию всех уровней передела. Затем в США началась рецессия, что спровоцировало резкое снижение потребительского спроса на промышленную продукцию. Рухнули мировые товарные рынки. Резко и кратно сократились цены на большую часть продукции нефтехимии. Соответственно, упали продажи товаров на предприятиях нефтегазохимического сектора. В этом списке оказалась и основная продукция татарстанской нефтехимии: полиэтилен, полипропилен, полистирол, синтетические каучуки.

Как следствие, обрушилась капитализация входящих в группу «ТАИФ» «Нижнекамскнефтехима» (с $1,77 млрд в апреле до $451 млн на начало декабря 2008 года) и «Казаньоргсинтеза» (за тот же период с $1,32 млрд до $250 млн).

Ситуация осложнена тем, что в последние годы эти предприятия активно развивались, привлекая кредиты российских и иностранных банков. С 2001 по 2008 год мы запустили ряд импортозамещающих высококонкурентных производств полимеров (полиэтилена, полипропилена, полистирола, поликарбонатов, каучуков), а также мономеров общей мощностью более 2 млн твг.

Кроме того, расширен ассортимент и увеличены — примерно до 3 млн. твг — объемы выпуска нефтепродуктов, причем с качеством не ниже Евро-4. В конце минувшего года завершена реконструкция этиленового производства на «Нижнекамскнефтехиме», обеспечившая наращивание мощности с 450 тыс. до 600 тыс твг. Этого этилена, в принципе, достаточно для полной загрузки «Казаньоргсинтеза» по нефтяной схеме (сегодня основным сырьем для него является этан, что более эффективно).


«НиК»: Займы должны были гаситься за счет обеспеченного модернизацией увеличения объема продаж?

— Конечно. Расчеты строились на базе прогнозов конъюнктуры рынков, сделанных авторитетными экспертными организациями. Они, как известно, предсказывали значительный рост потребления продуктов нефтегазохимии в течение нескольких ближайших лет и увеличение выручки производителей.

Средств должно было с лихвой хватить не только для выплаты долгов, но и для следующих этапов развития комплекса. К сожалению, эти прогнозы не оправдались.


«НиК»: Каков на сегодня общий долг «ТАИФа»?

— 65 млрд рублей. Из них 85% — долгосрочные кредиты, взятые на модернизацию производств, 15% — на пополнение оборотных средств (чтобы производство работало, в обороте должно находиться порядка 20 млрд рублей, включающих, в частности, предоплату за транспорт, энергетику, сырье и невозвращенный НДС). При стабильно действующей системе кредитования это нормальная ситуация. Но система дала сбой. А поддержка государства, располагающего резервным фондом, сформированным, в частности, и благодаря отчислениям нефтехимии, запаздывает. Деньги, которые Центробанк выделил госбанкам — специально для финансирования реального сектора, до нас так и не дошли, хотя группа «ТАИФ» включена в список компаний, которым федеральное правительство решило оказать поддержку.


«НиК»: На какую сумму кредитных средств вы претендуете?

— В октябре мы подали заявки в Сбербанк, ВТБ, Внешэкономбанк и Альфа-банк на финансирование оборотного капитала в размере 13 млрд рублей, рефинансирование кредитных обязательств — 43 млрд рублей, финансирование реализуемых и новых инвестиционных проектов — 84 млрд и 197 млрд рублей соответственно.


«НиК»: Из предприятий группы «ТАИФ», видимо, самое сложное положение у «Казаньоргсинтеза», завершившего осенью 2008 года первый этап крупномасштабной модернизации и привлекавшего для этого огромные кредиты?

— Да, КОСу особенно трудно. Большая удача, что к осени мы успели ввести все новые мощности и теперь можем производить отвечающие самым высоким мировым стандартам полиэтилены (линейный и бимодальный) и поликарбонаты. Но кризис пришелся на период освоения этой продукции.

Потребители не успели к ней привыкнуть, приспособиться к ее переработке. Теперь же этот процесс затянется, и наша программа освоения и полной загрузки новых мощностей растянется во времени. И все это — на фоне приближающихся сроков погашения долговых обязательств. В результате могут возникнуть проблемы со стратегическими инвесторами.


«НиК»: Существует угроза дефолта?

— Не думаю. Но кредиторы — Сбербанк, ВТБ, Российские отделения иностранных банков — требуют пересмотра условий заключенных соглашений. Нам предложено увеличить процентные ставки по выданным ранее кредитам с нынешних 6-7% до 18-24%. Но надо же понимать, что во время кризиса предприятия реального сектора просто не в состоянии выплачивать такие проценты. Мы предлагаем ставки уже существующих займов оставить прежними, а новые кредиты выдавать под более высокие проценты — но не более 9%. Это повышение мы выдержим за счет снижения цен на стройматериалы, металл и оборудование. На этот счет ведем переговоры со стратегическими инвесторами.


«НиК»: В конце декабря Герман Греф в одном из интервью сказал, что Сбербанк получил от Центробанка кредит на 10 лет под 8% годовых и выдает из этих средств кредиты предприятиям, включенным в список стратегических, в среднем под 10%. Но эти цифры расходятся с названными министром финансов Алексеем Кудриным: по его словам, банки будут выдавать кредиты под 15-18%.


— Вот видите, и там нет единого мнения. А 11 января президент страны Дмитрий Медведев во время посещения одного из московских заводов сказал, что предлагаемые сегодня реальному сектору ставки кредитов нереальны. В любом случае мы пытаемся для себя обеспечить нижний уровень возможного «коридора». Надо понимать, что мы не являемся нищими просителями. У нас есть реальная возможность производить конкурентные на мировом рынке товары. Кончится кризис, рынки восстановятся, цены вернутся как минимум к прежнему уровню. В этом нет сомнения. Но мы должны не потерять эти рынки. Как не потеряли в провальные 90-е. Следует помнить и еще одно важное обстоятельство: если продержимся мы, устоят и банки, которые существуют не сами по себе, а являются кровеносной системой экономики, в которой основной единицей является все-таки производственное предприятие. Другое дело, что поддерживать надо, конечно, только тех, кто не проест средства и продолжит с их помощью развитие.


«НиК»: А как ведут себя в этой ситуации ваши традиционные поставщики сырья?

— Сегодня на сырьевом рынке, как в сказке, есть все и по низким ценам. Сжиженные газы, ШФЛУ, нефть — пожалуйста, и в любых количествах. Соответственно, нет никаких проблем с «Газпромом» и «СИБУРом». Этанопровод из Оренбурга полностью загружен дешевым сырьем. И до сегодняшнего дня мы расплачиваемся исправно.

Есть проблемы с нефтью. Не из-за ее отсутствия, а из-за жесткой привязки «ТАИФа» к «Татнефти» (по решению Совбеза республики от 2005 года мы должны ежегодно закупать у этой компании 7 млн тонн нефти для загрузки нижнекамского НПЗ «ТАИФ-НК»). Экономически это для нас невыгодно: из-за низкого качества поставляемого сырья и постоянных конфликтов при расчетах. Так, нам поставляется нефть по цене, рассчитанной по формуле ценообразования для экспортных потоков с задержкой котировок на 2,5 месяца. В результате в октябре и ноябре тонна сырья стоила для «ТАИФ-НК» 10 тыс. и 7 тыс. рублей соответственно (при цене внутреннего рынка порядка 5 тыс. и 3 тыс. рублей). Но купить более дешевое сырье у других поставщиков правительство РТ нам не разрешило, аргументируя это тем, что у «Татнефти» нет своей переработки и ей просто некуда девать добываемую нефть. Убытки же этой компании сразу скажутся на доходной части республиканского бюджета. Пока мы рассчитались за осенние объемы по ценам выше российских рыночных, но ниже мировых. Однако с нас требуют «долг». Поэтому на декабрь закупки сырья были снижены с 650 тыс. до 460 тыс. тонн. Но не все так просто, как кажется, ведем очень сложные переговоры.


«НиК»: Одно время все шло к созданию на базе активов «Татнефти» и «ТАИФа» республиканской ВИНК. Однако оно так и не состоялось. Вы полагаете, что с ВИНК было бы легче пережить кризис?

— Конечно. Сегодня «Татнефть» решает свои задачи, мы — свои. Они хотят дороже продать низкокачественное сырье. Мы — купить его у них подешевле, по крайней мере, по рыночной стоимости. На согласование цены тратится уйма сил и времени. Кроме того, перерабатывая «плохую» нефть, мы имеем огромные технологические проблемы, колоссальные излишние финансовые затраты и сверхнормативный износ оборудования. Объединившись же, работали бы на одну идею и на один финансовый результат. Имели бы единые полные технологические цепочки: нефтехимическую и топливную. Ведь очевидно, что в сложившейся ситуации в лучшем положении оказались именно компании, имеющие такое преимущество. Так, основная маржа в последние месяцы зарабатывается в цепочке скважина–бензоколонка, на конце заправочного пистолета и на переработке продуктов нефтехимии. Розница стала сверхприбыльной. ВИНК за ее счет покрывают часть убытков от добычи и экспорта нефти.


«НиК»: Но в самом лучшем положении оказались независимые бензоторговцы, не обремененные добычей.

— Это явление временное. Но мы, к сожалению, не успели создать собственную сеть АЗС, хотя и приступили к этому. Тем не менее топливное направление — это сегодня наша «подушка безопасности». В прошлом году «ТАИФ-НК» вышел на проектную мощность по производству бензинов и дизтоплива, соответствующих стандарту Евро-4, авиакеросина. За счет доходов этого сектора поддерживаем нефтехимию.


«НиК»: Какие стратегия и тактика выбраны на период кризиса?

— Собственно стратегия остается прежней: курс на развитие. Мы всегда работали на пределе возможностей, с огромной нагрузкой. И за последние годы не раз переживали и преодолевали кризисы. А вот тактика, конечно, изменилась. Сегодня в ее основе лежит несколько постулатов. Первый: не допустить сокращения физических объемов производства. Как бы ни было трудно. При этом постараться обеспечить нулевую рентабельность, в крайнем случае — минимальные убытки. Остановка производства или его сокращение повлекут большие потери, чем продолжение работы на минимуме. Последнее позволит сохранить традиционные рынки сбыта и обеспечит сохранение рабочих мест не только у нас, но и у смежников, например у энергетиков, нефтяников и т. д. Второй: продолжать активный диалог с финансовыми институтами с целью обеспечить реальную стоимость привлекаемых денежных ресурсов. Конечно, надо максимально сократить риски банков, но при этом обеспечить покрытие кредитов реальным товарным производством, чтобы не разогнать инфляцию. Третий: перейти на более стабильное обеспечение ресурсами (нефть, газовый конденсат, ШФЛУ, сжиженные газы и т. д.), заключив долгосрочные договоры о поставках на 10- 15 лет. Считаю, что сегодня самое время это сделать. Переговоры ведутся. Четвертый: не останавливать программу развития нефтегазохимического комплекса компании. В конце прошлого года было принято решение начать разработку ТЭО проекта создания на «Нижнекамскнефтехиме» нового производства этилена мощностью 1 млн твг и к концу 2009 года начать финансирование этого проекта. Оно остается в силе. «ТАИФ-НК» должен приступить к реализации проекта по углублению переработки нефти до 99% и доведению качества выпускаемых нефтепродуктов до стандарта Евро- 5. Что касается КОСа, то ему дан год для освоения мощностей и выхода на проектные показатели. В 2010 году это предприятие должно перейти на второй этап развития.


«НиК»: А это не «маниловщина»? В такое-то время, при резком снижении спроса на продукты нефтехимии, с такими долгами? И на какие средства? Например, ваш основной конкурент на нефтехимическом рынке «СИБУР» откровенно заявил о значительном сокращении своей инвестиционной программы и снижении объемов производства на контролируемых им предприятиях отрасли...

— Я убежден: если не ставить перед собой высокие цели, можно так и остаться в нынешнем положении. Любой кризис когда-то кончается. Этот — не исключение. И мы должны быть готовы ответить на первое же оживление спроса. Повторю: основной ряд наших продуктов соответствует теперь лучшим мировым образцам и выдержит самую жесткую конкуренцию. Банкиры это знают. Поэтому инвестиции мы найдем. И под приемлемые проценты. Уже есть предложения. Я недавно вернулся из зарубежной командировки, где увидел этот интерес. Ряд страховых компаний и экспортных агентств Германии, Голландии, Японии подтвердили готовность страховать кредиты для наших новых проектов. Более того, в настоящее время началась подготовка к заключению контрактов на покупку новых технологий для производства глубокой переработки нефти. Пока цены на оборудование и материалы низкие, надо заключать контракты, начинать комплектацию в текущем году и приступать к строительству. Комплектоваться будем так, чтобы ничего не лежало, а сразу с колес шло на стройку. Для нас остановка смерти подобна, и мы сделаем все возможное и невозможное, чтобы ее не допустить.


«НиК»: Углубление переработки нефти — крупный и затратный проект…

— Да, но он быстро окупается. И это понимают инвесторы. Реализация проекта предполагает два этапа. Первый включает в себя наращивание мощности действующего в Нижнекамске НПЗ с 7 млн до 10 млн твг сырой нефти и углубление ее переработки до 99%. Второй — переход на глубокую переработку исключительно высокосернистой тяжелой нефти. Общая стоимость проекта $2,5 млрд (первая очередь — $1,5 млрд, вторая — $1 млрд). В прошлом году мы подвели итоги международного тендера на реализацию первого этапа проекта. Его выиграла японская Chyoda. Предложенный ею проект позволяет получать как нефтепродукты, так и энергоресурсы. Вместе с теми ресурсами, которые обеспечит реализуемая нами энергетическая программа, они позволят покрыть до 60% собственной потребности в электрической и до 80% — в тепло- вой энергии. Эти энергоресурсы будут для нас минимум в 2,5 раза дешевле, чем покупаемые сегодня у «Татэнерго» (ежемесячная плата в 2008 году составила около 1,5 млрд рублей, а в 2009 году дойдет до 2 млрд). ТЭО уже готово, начинается проектирование. Рассчитываем к концу лета начать реализацию проекта. Сроки его исполнения зависят от «Татнефти». Если эта компания посчитает целесообразным подписать с нами двадцатилетний договор на поставку ежегодно 10 млн тонн высокосернистого тяжелого сырья, мы начнем параллельно строить обе очереди и введем комплекс в 2012-14 годах. В противном случае сделаем это последовательно и завершим стройку на год позже. Предложение нефтяникам направлено.


«НиК»: То есть вы совсем не сокращаете инвестпрограмму и объемы производства?

— Что касается инвестпроектов, то приторможены только те, которые не относятся к основной деятельности группы «ТАИФ».


«НиК»: Оказывает ли поддержку нефтехимическому комплексу руководство Татарстана? Ведь в 90-е годы именно решения местных властей позволили удержать «нефтянку» и нефтехимию республики на плаву.

— Сегодня возможности местных властей совсем иные. Тогда Татарстан имел большие полномочия. И Госсовет республики принял ряд законов, обеспечивающий для этих бизнесов льготное налогообложение. Теперь все основные рычаги управления экономикой находятся в Москве. Правда, правительство Татарстана может на это сложное время обеспечить усиление внутриреспубликанской кооперации. То есть выстроить товарные потоки так, чтобы максимальное количество продукции предприятий РТ реализовывалось на ее территории. Например, чтобы оптовики, поставляющие топливо потребителям, в том числе на АЗС, приобретали его в первую очередь у «ТАИФ- НК». Чтобы энергетики закупали в основном наш мазут, переработчики пластмасс — наши полимеры, строители — материалы на их основе, дорожники — нижнекамские битумы. А что касается нефтехимиков, то, как я уже сказал, они традиционно отдают предпочтение местному сырью и энергоресурсам. В октябре премьерминистр РТ Рустам Минниханов заявил, что правительство будет в период кризиса реализовывать такую политику. Но главное, что республиканское руководство в эти дни тесно сотрудничает с федеральными структурами по вопросам поддержки сферы нефтедобычи, нефтепереработки и нефтехимии.


«НиК»: Каких мер ждете от федеральных властей?

— В первую очередь, защиты отечественного рынка. Гибкой налоговой и таможенной политики. В частности, отмены экспортных пошлин на всю продукцию глубокой переработки нефтегазохимического сырья. Введения заградительных импортных пошлин на полимеры. Российский рынок сегодня, по сути, открыт. Сюда хлынули западные компании, часто и «серым» импортом. В то же время за счет применения новых современных технологий многие отечественные продукты этого направления по качеству не только не уступают, но и превосходят западные. Однако в их себестоимости содержатся многочисленные социальные нагрузки типа ремонта и строительства дорог и т. д. Конкурировать по ценам в таких условиях сложно. Кроме того, серьезной поддержкой могло бы стать стимулирование спроса на нефтегазохимическую продукцию за счет поддержки крупнейших потребляющих ее отраслей — автомобилестроения, строительства, торговли. И, конечно, заморозка роста тарифов естественных монополий — на природный газ, энергоресурсы, железнодорожные перевозки и т. д. Но главное — решения надо принимать максимально быстро, а не после того, как многое будет проиграно. Положительное решение по замораживанию стоимости кредитных ресурсов на докризисном уровне было бы решающим в преодолении сложившейся ситуации.


«НиК»: Эксперты утверждают, что в «мутной воде» кризиса неизбежен новый передел собственности. В качестве одной из возможных жертв упорно называется «Казаньоргсинтез», который теперь якобы может достаться «СИБУРУ» за копейки. Что можно сказать по этому поводу? Не собираетесь ли вы на самом деле в ближайшее время продать часть нефтехимического бизнеса?

— Действительно, переговоры Татарстана с «Газпромом» (который в данном проекте представляет «СИБУР») об интеграции монополии в «Казаньоргсинтез» продолжаются. Пока никакие соглашения на этот счет не подписаны. Конечно, глава «Газпрома» Алексей Миллер и президент Татарстана Минтимер Шаймиев могут внести какие-то коррективы в достигнутые ими ранее договоренности. Но это никак не связано с мировым финансовым кризисом. Что касается передела собственности, то в ходе кризиса он, естественно, возможен, и никто от этого не застрахован. Мы же продавать пока ничего не собираемся. Не время. Сегодня такие сделки не обеспечат потока денег, который позволил бы нам решить какие-то принципиальные проблемы развития отрасли.


«НиК»: С какими показателями «ТАИФ» завершил 2008 год?

— Предварительные итоги показывают, что планы в основном выполнены. Благодаря хорошей конъюнктуре I полугодия. Единственное, что мы не вытянули — чистую прибыль по РСБУ. Это связано не с денежными потерями, а со снижением капитализации компаний на $4 млрд. Выручка составила более 290 млрд рублей. Рентабельность продаж — порядка 11%. Зато мы полностью рассчитались с бюджетами всех уровней, уплатив более 22 млрд рублей. Дивиденды на этот раз если и будут, то очень небольшие и только в том случае, если акционеры согласятся вложить их в поддержку предприятий.