Пресс-центр

Публикации в СМИ о компании "ТАИФ"

К списку публикаций

20.08.2009  
  Ведомости, Александра Терентьева  
 

«Мы испытали настоящий шок», — Альберт Шигабутдинов, генеральный директор группы ТАИФ


 
 

— В начале года общая задолженность группы ТАИФ была около 60 млрд руб. Как она изменилась?

— За вычетом кредитов на оборотку она постоянно уменьшается.

— Вы направляли заявку в ВЭБ на рефинансирование займов, привлеченных в иностранных банках. Вам ответили?

— Мы просили рассмотреть такую возможность, когда в ноябре — декабре ожидалось сильное падение. Но согласие было получено только на год с возможностью пролонгации. Год — это короткий срок для больших проектов. Мы можем взять на себя только те обязательства, которые можем выполнить.

— В июне глава ВТБ Андрей Костин лично написал Шувалову письмо с предложениями по реструктуризации долгов «Казаньоргсинтеза», в июле Шувалов уже пообещал госгарантии. Почему государство уделяет столько внимания судьбе «Казаньоргсинтеза»?

— «Казаньоргсинтез» — одно из двух нефтехимических предприятий в России и на постсоветском пространстве, которому после резкого падения объемов производства удалось их значительно нарастить. Фактически сейчас завод выпускает вдвое больше продукции, чем при СССР, за счет инновационной деятельности и нового капитального строительства. Сегодня это дало «Казаньоргсинтезу» возможность работать на мировом рынке на равных с самыми известными компаниями. Предприятие производит более 60% полиэтилена в России, выпускает самые современные его виды. Кроме того, «Казаньоргсинтез» единственный в стране выпускает поликарбонат (это современная категория полимеров), обеспечивая 100% потребностей внутреннего рынка. По мнению наших специалистов, все это и явилось основанием для более внимательного взгляда руководства России и Татарстана на «Казаньоргсинтез».

— А вы сами обращались за помощью к правительству?

— В прошлом году, хотя мы и тщательно готовились [к возможным проблемам], кризис все равно нагрянул резко и неожиданно. Мы испытали настоящий шок. Спасибо руководству Татарстана, которое немедленно, начиная с октября, развернуло настоящее сражение с кризисом, чтобы избежать возможных негативных последствий для республики. Группа ТАИФ была включена в список системообразующих предприятий России. Мы участвовали в совещаниях, отправляли информацию в Минпромторг, Минэнерго, Минэкономразвития. Кризис создал много проблем для предприятий, которые работают в составе группы, но в основном для «Казаньоргсинтеза». При этом есть огромное количество проблем, которые в период кризиса созданы искусственно. Поэтому, изучив предоставленные материалы, правительство решило, что, если будет необходимо, оно окажет поддержку «Казаньоргсинтезу».

— ТАИФ просил государство только о госгарантиях для «Казаньоргсинтеза» или о чем-то еще?

— У нас было восемь предложений. Один из пунктов — предоставление госгарантий для обеспечения дальнейшего развития. Мы просим государство поддержать в банках наше предложение. Банки в связи с кризисом отказались работать по действующим долгосрочным кредитным линиям и развернули предварительные договоренности по увеличению этих кредитных линий. Мы предложили пролонгировать их до восьми лет. «Казаньоргсинтезу» денег не нужно больше — все, инвестиционная фаза закончилась. Включился станок, который печатает деньги.

— А какими были другие ваши предложения?

— Второе касалось давальческой схемы поставок сырья на «Казаньоргсинтез». Любое преобразование связано с трудностями: люди должны привыкнуть к масштабным проектам, современным технологиям. Мало кто воспринимает, что «Казаньоргсинтез», который в 2002 г. мог выпускать продукцию только на $250 млн, сейчас может производить ее на сумму до $2 млрд. Таких прецедентов в России в области нефтехимии нет. Есть компании, которые поняли, что произошло: часть из них радуется вместе с нами и старается оказать максимальную поддержку. Например, только мы запустили производство поликарбоната — в России тут же появились и новые мощности по его переработке. Есть и другая категория компаний, которые хотят немножко подзаработать на наших успехах: поставщики сырья, финансовых ресурсов, потребители. Это нормально, так, собственно, и выстраиваются бизнес-цепочки. Но давальческие схемы, тем более не на рыночных условиях, к современному бизнесу никакого отношения не имеют, это отжившая форма, и она только усугубляет ситуацию на «Казаньоргсинтезе». За первое полугодие 2009 г. применение давальческих схем позволило компаниям, которые вокруг «Газпрома», поставлять этановые фракции и перерабатывать их в полиэтилен с рентабельностью 43%. При этом «Казаньоргсинтез» работал убыточно, с отрицательной рентабельностью минус 9%.

Следующая проблема — привести в порядок энергопотребление. Предприятия группы ТАИФ субсидируют население и социальных потребителей — школы, библиотеки, сельское хозяйство — более чем на 7 млрд руб. в год. Но тут ситуация определена. Нам нужны собственные энергетические мощности — это небольшие вложения по сравнению с колоссальными инвестициями в нефтехимию. Либо мы их будем строить сами, либо выкупим у «Татэнерго» мощности, нуждающиеся в коренной модернизации, так как они были построены для наших нефтехимических предприятий еще во времена СССР. При строительстве собственных мощностей уже имеющиеся в лучшем случае могут оказаться недозагруженными. Мы бы этого не хотели. С таким подходом согласно и правительство Татарстана. Кроме того, мы предложили правительству вернуть экспортные пошлины на сырье для нефтехимии — сжиженные газы — хотя бы на объемы внутрироссийского потребления. Недавняя отмена пошлин сократила внутрироссийскую переработку, многие нефтехимические предприятия сделала убыточными, а увеличение экспорта достаточно серьезно ухудшило конкурентные возможности российской нефтехимии.

— Какие из этих пунктов помощи обсуждались на совещании в Казани, которое провел Шувалов?

— Прошли переговоры с ВТБ, Сбербанком, иностранными кредиторами, с ФАС, «Газпромом», «Сибуром». Обсуждали ситуацию с поставками этана. Шувалов сказал, чтобы все заинтересованные стороны разработали прозрачную, экономически обоснованную схему, выгодную обеим сторонам — и производителю этана, и производителю полиэтилена. Предложения уже есть. Предложение «Газпрома» предусматривает рентабельность собственной продукции 91%, а для «Казаньоргсинтеза» убыточность минус 9%. Предложение ФАС составляет 49% рентабельности для «Газпрома» и минус 4% для «Казаньоргсинтеза». Предложение «Казаньоргсинтеза» заключается в использовании прозрачной схемы с рентабельностью 10% как для поставщиков, так и для покупателя.

— Как эта схема должна действовать?

— Оренбургский гелиевый завод работает не на той проектной мощности, под которую был создан. Он был создан для производства 600 000 т этана (пять установок по 110 000 т и шестая установка на стадии реконструкции с 2005 г. под проекты «Казаньоргсинтеза»), а загружен не полностью. Пока завод не будет загружен на проектную мощность, схема будет низкоэффективна. Разработан проект, за счет которого глубину извлечения этана можно довести до 90% — это чуть ли не 1 млн т. При этом снижается и себестоимость этана, и себестоимость полиэтилена, а производство и того и другого значительно увеличивается. Мы предлагаем взять на себя внедрение этой схемы в счет будущих поставок этана и таким образом кратно повысить эффективность работы Оренбургского гелиевого завода и «Казаньоргсинтеза». И перейти на чисто рыночные отношения. А до этого момента «Казаньоргсинтез» предлагает — и я с ними согласен — сделать одинаковую рентабельность и для производства полиэтилена, и для производства этана.

— Год назад «Сибур холдинг» предлагал купить контрольную долю в «Казаньоргсинтезе». Эта идея еще жива?

— Одно из предложений, которое обсуждалось, предполагает: если «Сибур» будет владеть «Казаньоргсинтезом», то он будет поставлять дешевый этан. Как такое возможно, я не понимаю, — в убыток «Газпрому», что ли? Тем более «Сибур» не входит в группу «Газпром». Логики в этом маловато. Поэтому руководство республики предложило реализовать вышеуказанную схему с переходом контрольного пакета «Казаньоргсинтеза» к «Сибуру» после реализации следующего этапа стратегического развития «Казаньоргсинтеза».

— Кроме договоренностей о поставках этана условием предоставления госгарантий является и привлечение инвестиций, в том числе за счет проведения допэмиссии. О необходимости допэмиссии в своем письме Шувалову и писал глава ВТБ Костин. Для акционеров «Казаньоргсинтеза» это предложение приемлемо?

— Мы, группа ТАИФ, готовы обсуждать любые предложения. Но сегодня не то время. Руководство республики по этому поводу заняло предельно четкую позицию: есть много других проблем — сельское хозяйство, «Камаз», машиностроение, где концентрация ресурсов нужна в большей степени. Я полностью согласен с мнением руководства республики: нет необходимости в допэмиссии. Проводить ее только потому, что кто-то хочет воспользоваться кризисной ситуацией, ничего не делать и получать проценты? Это нормально — и мы так хотим, но, к сожалению, не та ситуация. Только тесное взаимодействие банков с промышленностью в условиях рыночной экономики, причем на взаимоприемлемой основе, определяет благосостояние страны и производство национальных богатств. При этом определяющими здесь являются промышленность и производство.

— А вы согласитесь на допэмиссию, если она будет проведена в пользу третьей компании, как предлагал в своем письме Костин?

— Руководство республики никогда не было против инвестиций в промышленность Татарстана. Но все предложения, которые сейчас поступают, не предусматривают дальнейшего развития и повышения эффективности работы предприятий. А только для перераспределения собственности проводить допэмиссию нет необходимости, потому что это не даст никакого дополнительного экономического эффекта. Если бы допэмиссия действительно была направлена на создание дополнительных мощностей, увеличение налоговой базы, рост заработной платы, покрытие социальных программ — что в интересах страны, — то республика была бы только «за». Кроме того, любая допэмиссия требует пересмотра действующих соглашений. Это целая проблема — она связана с банками, с обязательствами республики, наших предприятий, в том числе «Нижнекамскнефтехима», ТАИФ-НК и самого ТАИФа. Это целый клубок обязательств. Даже если мы примем такое решение, осуществить его можно в лучшем случае года через полтора. Кроме того, нам или нужно будет доказать партнерам и акционерам экономическую эффективность этого шага, или вернуть им все ресурсы. Наши специалисты считают такой подход нереальным.

— Как идут переговоры о реструктуризации? Банки согласились на предложение, которое для вас подготовил Morgan Stanley?

— Предложение Morgan Stanley было разработано, кстати, еще в марте — апреле с учетом ситуации, которая сложилась к концу 2008 г. и в I квартале 2009 г. Это предложение учитывало самый плохой вариант, но оно всеми банками было одобрено. Кроме Сбербанка и ВТБ. Мы предложили банкам реструктуризацию на восемь лет без выплаты процентов в течение первых двух лет. Средняя процентная ставка портфеля «Казаньоргсинтеза» — если исключить два кредита Сбербанка на 2 млрд руб. под 16% — составляла около 6-7%. Мы предложили 14%. Я считаю, что это очень серьезно. Там много кредитов, есть под 3%, 2,5% — это под обеспечение экспортных агентств Японии, Германии, Голландии. А сейчас мы видим: рынок улучшился и показывает, насколько мы выбрали консервативный подход к расчетам. Освоение проектных мощностей пошло лучше, чем мы ожидали. И сроки можно уже сократить до пяти-шести лет и проценты можно будет платить начиная с 1 октября.

— Вы это предложение уже дали банкам?

— Пока мы новое предложение не дали.

— Ждете решения по госгарантиям?

— Это дело взяло под контроль руководство республики. Есть обращение президента Татарстана к президенту, премьер-министру России, без учета которых нельзя работать. Поэтому нам приходится ждать, какие решения будут приняты, а потом на их основании дополнительно просчитать финансовую модель и сформулировать предложения.

— Есть у вас предложение для держателей облигаций на $200 млн? Ведь по ним допущен дефолт…

— Предложение есть, но с ними мы можем разговаривать только после согласования окончательной финансовой модели и мер государственной поддержки.

— Как себя чувствуют другие нефтехимические предприятия группы ТАИФ — «Нижнекамскнефтехим», ТАИФ-НК? Ведь нефтехимия очень сильно пострадала от кризиса.

— Трудно всем. Но серьезные проблемы возникли у «Казаньоргсинтеза», и не по вине предприятия. Это при том, что в январе — апреле мы практически в три раза дороже, чем на российском рынке, покупали сырье у «Татнефти». Это колоссальная нагрузка, но никаких проблем, кроме трудностей, вызванных кризисом, у других предприятий группы ТАИФ не возникло. Хотя, должен признать, ситуация в нефтехимии сейчас сложнее, чем в 1998 г.

— Чем сложнее?

— По сравнению с 1998 г. цены на сырьевые ресурсы выросли многократно — а в России еще больше — [гораздо больше] чем выросли цены на продукцию нефтехимии. Поэтому этот кризис для нас намного сложнее. Нас спасло только то, что ТАИФ-НК, «Нижнекамскнефтехим» и «Казаньоргсинтез» инвестировали в свое развитие 170 млрд руб. в течение последних 10 лет и до кризиса успели завершить большинство модернизационных проектов. Уже многое окуплено. Как страна создавала подушку безопасности в виде фондов, так созданы наши новые мощности. Более того, следующий этап модернизации, до 2016 г., у нас полностью рассчитан: его общая стоимость — 364 млрд руб. По «Нижнекамскнефтехиму» и ТАИФ-НК работы ведутся по подготовке соглашений, проектов, закупке лицензий. По «Казаньоргсинтезу» все, конечно, приостановлено — мы пока ни копейки не тратим.

— ТАИФ-НК — это одно из немногих предприятий в России, которые перешли на стандарт «Евро-4». Вам не обидно было, когда отложили введение новых технических регламентов?

— Не то чтобы обидно. Мы создали жесткую технологическую схему, которая стоит намного дешевле традиционных и производит либо высококачественное топливо, либо никакое. Но ничего страшного — потихонечку все подтянутся.

— Как вы будете бороться за клиентов в этой ситуации? Будете рекламировать свои заправки?

— Просто не успеваем пока. Программы разрабатываются, но мы ведь не ожидали, что топливо нужно будет рекламировать. Если есть ручка или карандаш по одинаковой цене, я бы взял ручку. Здесь то же самое: на этом рынке и плохое топливо, и хорошее будет продаваться по одной цене. В принципе, у нас есть заправки «Карсар» — все знают, что это наше топливо. И одна АЗС продает в сутки до 100 т. Нет ни одной заправки в Поволжье, да, я думаю, и в Москве, чтобы продавала 100-120 т в сутки.